44-й закон

Скачать 44 ФЗ с последними изменениями

Основная информация

Документ: Федеральный закон

Когда принят Думой и подписан Президентом: одобрен СФ 27 марта, подписан 5 преля 2013 года

Официальное название: «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». По-другому называют (в неофициальных источниках, речи, в СМИ): Закон о контрактной системе

Официально опубликован: 8 апреля 2013 года в журнале «Собрание законодательства РФ». Есть и еще две официальные публикации — 8 и 13 апреля (одна в печатном, другая в электронном официальном Интернет-издании)

Когда начал действовать: с января 2014 года

Изменялся с момента начала действия: в 2013 году — 2 раза, в 2014 году — 7 раз, в 2015 году — 12 раз. Все поправки также внесены федеральными законами.

Краткая аннотация 44 ФЗ

Рассматриваемый нами документ начал действовать в российском праве с 2014 года. Он создал в России новое понятие контрактной системы, в названии которой основополагающим стало слово «контракт», то есть договор. Однако, договор в нашей бизнес-действительности прочно связан с коммерческой сферой, в то время как государственные закупки — это как бы не совсем коммерция. Возможно, поэтому термин «контракт» подходит больше. До 44-ФЗ мы оперировали основным термином «госзаказ», а главным устанавливающим нормы в этой связи документом был закон 94-ФЗ. Он прошел долгую историю становления — работал с 2005 года, но прекратил свое действие с появлением в правовом поле 44-ФЗ. Скачать новый документ можно на этой странице чуть ниже

Новый, современный и комплексный, закон серьезно изменил регулирование госзакупок. Он ввел несколько абсолютно новых аспектов и деталей, а также изменил и расширил множество уже существующих. Например, именно в 44-ФЗ введены положения об аудите закупок Счетной палатой (причем, на всех трех ее уровнях). Значительно изменена система контроля, разработаны новые формы аукционов и конкурсов и т. п.

Что изменилось в контрактной системе с 2017 года?

В законе появился целый ряд значимых поправок. Из самых важных:

  1. Теперь действуют нормы и правила о так называемом нормировании закупок.
  2. Во всех производимых в процессе закупки документах, материалах, бумагах, планах и так далее проставляется идентификационный номер закупки.
  3. Ряд процедурных (но достаточно ключевых) изменений коснулся вопросов оформления планов-графиков и отдельно — планов закупок.
  4. С 2017 года нас также ждут серьезные изменения по ряду пунктов рассматриваемого документа. Они уже приняты, утверждены и дело за малым — дождаться января 2017 года, когда они официально начнут работать. Вот лишь некоторые новеллы:

  5. То, что не включено в планы-графики, не сможет стать госзакупкой.
  6. Функционал единой информационной системы будет сильно расширен, на неё будут возложены некоторые элементы контроля.
  7. Некоторые госзакупки будут в обязательном порядке проходить общественные обсуждения.
  8. Начнёт проводиться мониторинг закупок.

Текст документа постоянно изменяется и дополняется в соответствии с вносимыми в него правками. По каждому новому изменению экспертами создается свежая редакция документа. Заблуждением было бы считать, что законы сразу выпускаются Госдумой в новых редакциях — это не так. Законодатели обычно вносят правки аналогично корректорским «техническим» исправлениям: «Пункт такой-то читать так, в абзаце 2 пункта 3 главы 28 слово «государственный» заменить на «муниципальный» и т.п. Подобные тексты непривычны и неудобны для тех, кто их читает и изучает. Именно поэтому коммерческими структурами и создаются редакции. Они обычно разрабатываются юристами крупных издательств, правовых систем. Именно поэтому, если вам нужно закон 44 ФЗ скачать с изменениями, а не просто просмотреть его текст в Интернете, то рекомендуем воспользоваться справочной правовой системой Консультант Плюс или взять актуальную редакцию закона на этой странице нашего сайта.

Отметим, что данный закон всегда представлен у нас в актуальной редакции и обновляется по мере выхода новых правовых документов, вносящих в него изменения.

ppt.ru

30 мая 2017 г. областная организация Общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения провела совещание с работниками юридических служб предприятий ЖКХ и председателями первичных профорганизаций.

В ходе заседания, которое вела председатель областной профорганизации И.Д. Меркулова, рассматривался вопрос, касающийся плюсов и минусов Федерального закона №44-ФЗ. С информацией на эту тему выступила С.В. Фабион, юрист МУП «АЭС», г. Александров.

С начала этого года государственные, муниципальные унитарные предприятия перешли на режим закупок по ФЗ №44 от 05.04.2013 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Однако на практике оказалось, что данный закон в силу ряда причин неприменим для данных организаций. В частности, цели закупок, указанные в нём, не соответствуют целям, которыми руководствуются унитарные предприятия (далее — УП), созданные в сфере ЖКХ и ряда других отраслей; УП теперь обязаны провести обучение специалистов, что повлекло рост незапланированных расходов, не включённых в тарифы ЖКХ; УП лишаются возможности изменить условия заключённого контракта более чем на 10%, что тормозит проведение закупок.

Кроме того, 44-й закон противоречит Жилищному кодексу, ФЗ «Об электроэнергетике», «О водоснабжении и водоотведении» и ряду других специальных законов.

Участники совещания подготовили предложения о внесении изменения в ФЗ №44 — дополнительного абзаца в часть 2.1 статьи 15 закона.

По итогам совещания областная профорганизация совместно с региональным Союзом коммунальных предприятий подготовили Обращения к председателю Законодательного Собрания области В.Н. Киселёву и председателю Общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения А.Д. Василевскому с просьбой довести до Государственной Думы предложения о внесении изменений и дополнений в ФЗ №44.

Председателю общероссийского профсоюза

работников жизнеобеспечения

Василевскому А.Д.

Уважаемый Александр Дмитриевич!

Владимирская областная организация общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения и Отраслевое объединение работодателей «Союз коммунальных предприятий Владимирской области» просит Вас рассмотреть вопрос о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд от 05.04.2013 № 44-ФЗ (с изменениями и дополнениями) (далее — Закон № 44-ФЗ) по следующим основаниям.

С 1 января 2017 года государственные, муниципальные унитарные предприятия (далее — унитарные предприятия) перешли на режим закупок по Закону № 44-ФЗ. Однако следует отметить, что на практике в силу ряда причин вышеуказанный Закон неприменим для данных организаций.

Во-первых, в соответствие со статьей 13 Закона № 44-ФЗ целями закупок являются:

«…1) достижения целей и реализации мероприятий, предусмотренных государственными программами Российской Федерации (в том числе федеральными целевыми программами, иными документами стратегического и программно-целевого планирования Российской Федерации), государственными программами субъектов Российской Федерации (в том числе региональными целевыми программами, иными документами стратегического и программно-целевого планирования субъектов Российской Федерации), муниципальными программами;

2) исполнения международных обязательств Российской Федерации, реализации межгосударственных целевых программ, участником которых является Российская Федерация, за исключением исполняемых в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи государственных программ;

3) выполнения функций и полномочий государственных органов Российской Федерации, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации, государственных органов субъектов Российской Федерации, органов управления территориальными внебюджетными фондами, муниципальных органов, за исключением выполняемых в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи функций и полномочий.».

Тем не менее, унитарные предприятия в основной своей массе совершенно не руководствуются этими целями, поскольку созданы в сфере ЖКХ, транспорта, строительства, медицинского снабжения и решают конкретные социально значимые задачи. Унитарные предприятия являются коммерческими структурами и осуществляют предпринимательскую деятельность за счет собственных оборотных средств.

Во-вторых, переход под сферу Закона № 44-ФЗ обязал унитарные предприятия провести обучение специалистов, контрактных управляющих, сотрудников контрактных служб, что повлекло рост незапланированных расходов, не включенных в тарифы ЖКХ.

В-третьих, унитарные предприятия лишаются возможности изменить условия заключенного контракта более чем на 10%, так как в Законе № 44-ФЗ четко прописано изменение объема товаров, работ, услуг лишь на 10% от первоначального объема. Таким образом, если при закупке того или иного товара, работы, услуги (у каждого предприятия закупка зависит от сферы деятельности) изменился спрос и количество более чем на 10% по обстоятельствам, независящим от предприятия, то предприятие лишается возможности быстро провести закупку товаров, работ, услуг в необходимом количестве. Унитарные предприятия снова вынуждены проводить долгую процедуру закупки, на которую уходит не менее 2-х месяцев по Закону № 44-ФЗ.

В-четвертых, средства от приносящей доход деятельности, заработанные бюджетными учреждениями, могут расходоваться в режиме Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» от 18.07.2011 № 223-ФЗ, а таким же образом заработанные средства унитарными предприятиями должны расходоваться исключительно по Закону № 44-ФЗ.

Закон № 44-ФЗ противоречит специальным законам (Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ (с изменениями и дополнениями), Федеральный закон «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 № 35-ФЗ (с изменениями и дополнениями), Федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении» от 07.12.2011 № 416-ФЗ (с изменениями и дополнениями) и ряд других законов) и затрудняет их исполнение, а иногда делает исполнение невозможным. Как, например, Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ (с изменениями и дополнениями) предусматривает исполнение решений Общего собрания собственников по выполнению тех или иных работ и заключение договоров с конкретными исполнителями (ст. 44-48, ст. 162 Жилищного кодекса РФ), а по Закону № 44-ФЗ данные требования невыполнимы.

На основании вышеизложенного, Владимирская областная организация общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения и Отраслевое объединение работодателей «Союз коммунальных предприятий Владимирской области» предлагает внести изменения и дополнения в Закон № 44-ФЗ следующего содержания: дополнить часть 2.1. статьи 15 Закона № 44-ФЗ абзацем:

«…3) за счет средств, полученных при осуществлении им иной приносящей доход деятельности от физических лиц, юридических лиц, в том числе в рамках предусмотренных его учредительным документом основных видов деятельности (за исключением средств, полученных на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию).».

Для обсуждения конкретных действий и решений по Закону № 44-ФЗ убедительно просим Вас организовать совместную с Вами встречу и с Депутатом Государственной Думы Галиной Петровной Хованской, поскольку оставление этих вопросов без внимания, равно как и не решение их, приводит к разорению и банкротству унитарных предприятий сферы жизнеобеспечения.

Председатель областной

организации профсоюза И.Д.Меркулова

Президент Отраслевого объединения

работодателей «Союз коммунальных

предприятий Владимирской области» А.А.Анисимцев

www.vladoblprof.ru

Закон о госзакупках: свобода лучше несвободы?

Доля госзакупок достигает трети ВВП страны, и регулируются они разными законами: один, более жесткий и детальный 44-ФЗ, – для учреждений, другой, свободный и «рамочный» 223-ФЗ, – для госкомпаний и монополий. Насколько последнее оправданно? Ведь оба акта имеют одну и ту же задачу – повышение «прозрачности» закупок, эффективное использование средств и борьба с коррупцией. Можно ли достичь этой цели либеральными средствами закона или нужно отнестись к госкомпаниям более жестко? На этот вопрос отвечают высшие суды, которые предлагают разные трактовки норм 223-ФЗ. Нет единого мнения и у экспертов «Право.Ru».

50 % экономики России приходится на госсектор, подсчитало в 2012 году Минэкономразвития. Мировой валютный фонд считает, что эта цифра еще больше: в 2014 году он привел другую оценку – 71 % ВВП. Министерство ожидает снижения этого показателя в ближайшие годы, но эксперты с ним не согласны: как рассказала «Ведомостям» аналитик BNP Paribas Юлия Цепляева, доля государственного участия в экономике, значительно возросшая за последние годы, и в дальнейшем будет только расти.

Неудивительно, что тема расходов государственных организаций находится под пристальным вниманием и законодателей, и общества. Задачи правового регулирования в этой сфере очевидны – повысить эффективность расходов, уменьшить количество злоупотреблений.

Основы современной системы госзакупок сложились во второй половине нулевых. Герман Греф, тогдашний министр экономики, и Игорь Артемьев, сейчас возглавляющий Федеральную антимонопольную службу, выступили инициаторами принятия Закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (94-ФЗ). Одной из ключевых идей стала прозрачность госзакупок – теперь все они должны были размещаться на официальном сайте. Этот инструмент был призван подстегнуть конкуренцию и помочь в борьбе с коррупцией. В 2004 – 2005 годах закон подготовили и приняли, а следить за его исполнением стал новый орган – Федеральная антимонопольная служба.

44-й и 223-й закон – что лучше?

94-му закону было суждено «прожить» совсем недолго. Как писал «Коммерсант», «главным недостатком, стоившим ему жизни, была узкая специализация: он в деталях расписывал процедуру торгов», но упускал из виду другие аспекты закупок. На смену 94-ФЗ пришел Закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (44-ФЗ), которым должны руководствоваться ведомства, государственные и муниципальные учреждения, которые выполняют некоммерческие задачи. Новый акт детально и жестко регламентирует все шаги в сфере госзаказа, начиная со стадии подготовки.

Параллельно с Законом «О контрактной системе» действует другой – «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (223-ФЗ). Он применяется к другим организациям, в число которых входят госкорпорации, естественные монополии, унитарные предприятия и общества с участием государства более 50%. Они, в отличие от адресатов 44-го закона, преследуют цель извлечения прибыли, поэтому здесь законодатель предусмотрел более мягкие правила. Согласно статистике сайта http://zakupki.gov.ru за 2014 год, по 44-му закону в тендерах участвует больше юрлиц, чем по 223-му (249 тыс. и 74 тыс.), но средняя цена контракта учреждений значительно ниже, чем у коммерческих госструктур – 2,1 млн против 16,6 млн руб.

Общий объем закупок за прошлый год некоммерческих и коммерческих юрлиц составил 6 и 17,7 трлн руб. соответственно. В сумме это равняется трети ВВП страны, который, по оценке Росстата, за 2014 год был равен 70,9 трлн руб.

Как же выглядит закон, регулирующий оборот 17,7 трлн руб. в год? Одна из главных особенностей либерального 223-ФЗ состоит в том, что организация может установить собственные правила в положении о закупках, но при этом она обязана их обнародовать. Как говорил «Ведомостям» начальник управления ФАС Михаил Евраев в 2011 году, «главная ценность закона и заключается в том, что положения о закупках госкомпаний стали публичными». Как сообщало издание, само ведомство ратовало за то, чтобы распространить на госкомпании требования жесткого Закона «О контрактной системе», но эта идея не получила поддержки. ФАС продолжила критиковать 223-ФЗ и в 2013 году, когда заместитель руководителя службы Андрей Цариковский заявил, что закон, хоть и справляется со своими задачами, тем не менее имеет «рамочный» характер, устанавливает лишь основные положения закупок и поэтому нуждается в доработке.

Насколько обоснованно или, наоборот, радикально стремление ведомства создать госкомпаниям жесткие условия? Эдуард Гюльбасаров, эксперт «Правового Сервиса 48Prav.ru», считает идею «небесперспективной», поскольку Закону о закупках не помешала бы большая четкость регулирования, которая есть в Законе «О контрактной системе». Кирилл Кузнецов, руководитель Центра эффективных закупок «Tendery.ru», видит проблему 223-ФЗ в том, что он собрал слишком разношерстных заказчиков. Среди них есть те, кто работает в рыночной среде (как, к примеру, «Аэрофлот»), и для них регулирование должно быть гибким. А жестко ограничить Кузнецов предлагает тех, у кого неконкуретные условия, – например, естественные монополии. Аналогичные мысли высказывает Алексей Ульянов из Национальной ассоциации институтов закупок. По его мнению, нынешняя мягкая версия 223-го закона – это «наименьшее зло» по сравнению с перспективой его превращения в 44-й. В идеале необходимо вывести значительную часть компаний из-под действия Закона о закупках, полагает Ульянов.

Заявки любят счет

Справедливо это или нет, но 223-й закон действительно «рамочный». Действует он относительно недолго – всего три с половиной года, но судам уже пришлось столкнуться с вопросами, по которым в нем нет четкого ответа. Одна из проблем, которую пытается решить судебная практика, вытекает из подп. 13 п. 10 ст. 4 223-ФЗ, согласно которой заказчик должен определять в документации критерии и порядок оценки и сопоставления заявок на участие в закупке. Но значит ли это, что обязательно нужно приводить формулы расчета критериев или можно ограничиться общим описанием? Некоторые госзаказчики придерживаются второго мнения. Судя по картотеке арбитражных дел, в их число входят крупнейшие госмонополии – РЖД и Газпром. Однако они встречают отпор Федеральной антимонопольной службы, которая ратует за то, чтобы участники тендера знали подробный механизм расчета баллов по их заявкам. В законе понятие критериев и порядка оценки не раскрывается, поэтому суды должны делать это самостоятельно, говорит Антон Толмачев, генеральный директор юридической компании «ЮрПартнерЪ».

По его мнению, одним из практикоформирующих споров здесь может стать резонансное дело «Газпром Инвеста», который в начале 2014 года провел запрос предложений на строительство 191,5 км газопровода Починки – Анапа («Южный коридор»). Тогда победу одержал «Стройтрансгаз», который оценил заявку в 17,7 млрд руб., хотя второй участник, «Стройтрансгазконсалтинг», просил на 700 млн руб. меньше. По словам представителя «СТГК», он был убежден, что «конкурент не мог победить в данном конкурсе, особенно учитывая разницу ценовых предложений», передавали «Ведомости».

ФАС по жалобе проигравшей компании проверила проверила документацию о процедуре и обнаружила, что механизм оценки заявок лаконичный заказчик уместил в одно предложение: «Организатор с привлечением экспертов оценивает и сопоставляет заявки на участие в запросе предложений и проводит их ранжирование по степени предпочтительности для заказчика». Ведомство решило, что такое слишком общее описание – это не то, чего требует 223-ФЗ.

Как в действительности оценивались заявки, знает представитель ФАС, рассказавший в суде о документе под названием «Методика и критерии оценки заявок», который якобы утверждается замначальника Департамента по управлению корпоративными затратами ОАО «Газпром». По словам юриста ведомства, документ нигде не обнародован, и участникам тендеров его не показывают.

В судебном разбирательстве (дело № А40-4245/2014) «СТГК» не участвовал, и причина, кажется, понятна: пока шел процесс, победитель тендера, «Стройтрансгаз», уже почти построил газопровод на основании заключенного договора. Однако процесс оказался принципиальным для ФАС. Даказать свою правоту ей удалось не сразу: первая и апелляционная инстанция решили, что закона заказчик не нарушал. Но Арбитражный суд Московского округа с этим не согласился. Как следует из постановления кассации, «правоотношения субъектов Закона о закупках находятся в стадии развития и формирования». Хоть закон и не содержит прямого требования указывать порядок расчета баллов, это не значит, что организаторы не должны разрабатывать и применять такие правила, пришел к выводу АС МО. Он сослался на дело РЖД и «Первой нерудной компании» (А40-121924/11). В нем Президиум ВАС признал, что если производители не знают, как составить заявку для получения максимального балла, то это влечет их неравенство.

С этим солидарен Дмитрий Серегин, советник Юридической фирмы «ЮСТ»: «Организация процедуры по принципу «черного ящика» противоречит духу закона о закупках». Ульянов из Национальной ассоциации институтов закупок, наоборот, признает правоту Газпрома: «ФАС требует от заказчика слишком многого». Но большинство экспертов, опрошенных Право.Ru, все же соглашаются с мнением антимонопольной службы и кассации. В эту же сторону склоняется и судебная практика.

Пресс-служба группы компаний «Газпром» не ответила на вопрос Право.Ru, учитываются ли указания АС МО при организации закупок. А 24 июля, судя по картотеке дел, «Газпром Инвест» подал жалобу на постановление кассации в Верховный суд.

Свобода или вседозволенность?

В отличие от Закона «О контрактной системе», который содержит закрытый перечень способов закупки, его «либеральный собрат» дает заказчикам свободу не ограничиваться конкурсом и аукционом и использовать другие виды тендеров, не перечисленные в п. 3 ст. 3 закона. На практике популярностью пользуются запрос предложений, запрос котировок, закупка у единственного поставщика и другое. Раз эти способы не поименованы в законе, значит, заказчик имеет карт-бланш на свои «правила игры». Но все ли так просто? Вдруг название процедуры не соответствует ее сути? И как соотнести «вольницу» заказчика с базовыми принципами закупок? В таком направлении думают некоторые участники тендеров, которые пытаются заставить организатора делать то, что не является его обязанностями согласно условиям закупочной процедуры. Для этого они нередко используют ст.ст. 447 – 449 ГК РФ, которые регулируют торги. Если доказать, что запрос предложений (или иная процедура) – это, по сути, торги, то можно применить п. 1 ст. 447, которая говорит о том, что договор заключается с победителем процедуры. Такая переквалификация возможна потому, что ГК не содержит определения конкурса и аукциона (видов торгов), считает Кирилл Кузнецов из «Tendery.Ru».

Право.Ru освещало такие споры недовольных участников:

«Аэроферст» против «Аэрофлота»: в этом деле № А40-69448/2014 «Аэроферст» является победителем запроса предложений перевозчика, только вот «приз», согласно условиям закупки, – это всего лишь приглашение к переговорам о заключении соглашения, которое в итоге так и не было подписано. «Аэроферст» решил потребовать это через суд, указывая на то, что поведение заказчика «противоречит целям и принципам 223-ФЗ, среди которых – равенство участников и прозрачность закупки, однако аргумент не сработал: суды не обнаружили в условиях закупки обязанности «Аэрофлота» заключать договор с заказчиком. «Аэрофлот» действовал в своем праве, но неудачно назвал свою процедуру, уверена Екатерина Смирнова, адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры». По ее мнению, на самом деле перевозчик провел закупку у единственного исполнителя с предварительным отбором (изучением рынка). С ней согласен Кирилл Кузнецов из «Tendery.Ru»: чтобы себя обезопасить от подобных рисков, нужно было четко и грамотно прописать процедуру в документации о закупке. С другой стороны, если заказчик оставляет за собой право заключать или не заключать договор по своему усмотрению, это можно расценить как ограничение конкуренции, рассуждает Кузнецов.

«Интеллект-С» против Сбербанка: в этом деле А40-176170/2013 коллекторское агентство выиграло в тендере на сопровождение банкротства нескольких должников банка, сбив максимальную цену контракта (10 млн руб.) практически вдвое. Как утверждает исполнитель, «Сбер» начал согласовывать проект договора, но так его и не подписал, а затем представители «Интеллект-С» обнаружили, что банкротствами занимаются другие юристы и обратились в суд с требованием принудить заказчика заключить договор. АСГМ требование удовлетворил, решив, что тендер банка по сути является закрытым конкурсом. «Интеллект-С» торжествовал: он победил «без неформальной стимуляции воли конкретных должностных лиц». Но радость была недолгой: вышестоящие инстанции решили, что запрос предложений Сбербанк не является торгами согласно ст.ст. 447-448 ГК РФ, а значит, нет и обязанности заключить договор с победителем.

Особое мнение судьи АС МО против определения ВС

Вопрос переквалификации запроса предложений встал в деле, в котором речь шла о тендере Газпрома на услуги по уборке и озеленению территории «Газпром ВНИИГАЗ». Его провели в мае 2013 года. ООО «ФАМ» предложило самую низкую цену, но договор заключили не с ним, и общество пожаловалось в ФАС. Ведомство уличило компанию в том, что она замалчивала порядок расчета баллов в запросе предложений, а заказчик обжаловал ее решение (А40-50970/14). Вопрос «торги или запрос предложений?» был важен еще и в процессуальном смысле: дело в том, что на момент проверки ФАС имела полномочия проверять только первую процедуру.

АСГМ вынес решение в пользу заявителя, однако в вышестоящих инстанциях оно не устояло. В АС МО дело рассмотрели судьи Александр Кузнецов, Ирина Туболец и Светлана Краснова. Как следует из постановления кассации от 20 января 2015 года, «конкурентный отбор контрагентов, в том числе путем открытого запроса предложений, в силу положений 447 и 448-й статей ГК РФ является формой торгов».

Однако судья Кузнецов не согласился с выводами коллег, что выразил в своем особом мнении. Он счел, что «нормы гражданского права, антимонопольного права и специального законодательства о закупках содержат строгое разграничение правового регулирования торгов и запросов котировок с одной стороны, и иных способов закупки, в том числе запроса предложений, с другой стороны». Кузнецов отнес к последней категории тендер Газпрома и назвал недопустимой его переквалификацию в торги по 447 – 448 ГК РФ – это излишне расширительное толкование норм права. Не должен был Газпром и указывать формулы расчета баллов, решил судья: Закон о закупках такого требования не содержит, и это не нарушает прав участников.

«Позиция апелляционного суда, которую поддержал кассационный, по сути, лишает заявителя права проводить закупку товаров, работ, услуг иным способом, помимо торгов, хотя такое право прямо и недвусмысленно закреплено в части 3 статьи 3 Закона о закупках», – подчеркнул в особом мнении судья Кузнецов. Он обратил внимание и на то, что участник заранее ознакомился с условиями проведения процедуры и порядком выбора победителя, но жаловаться начал лишь по завершении тендера. С выводами судьи Кузнецова согласен партнер «Пепеляев Групп» Илья Болотнов: раз исполнитель принял участие в запросе, значит, признал себя связанным этой процедурой. Если же он решает обжаловать условия тендера, узнав о победе конкурента, это вызывает вопросы о добросовестности такого участника, считает Болотнов.

А судья Верховного суда Ирина Букина, рассмотревшая жалобу «Газпрома» на постановление АС МО, не нашла причин ее принять. Она заняла другую точку зрения, нежели Кузнецов. Букина написала в своем отказном определении, что «223-й закон подразумевает заключение договоров только посредством конкурентного отбора контрагентов», а значит, запрос предложений является формой торгов, причем заказчик должен обеспечить равный подход ко всем заказчикам. «Толкование положений Закона о закупках как допускающих заключение договоров способами иными, чем конкурентный отбор, фактически может привести к злоупотреблениям со стороны организаторов торгов, так как определение победителя может быть основано исключительно на субъективном усмотрении организатора закупки, что не соответствует целям и задачам, ради достижения которых принимался указанный закон», – изложила Букина в определении ВС.

И Кузнецов, и Букина подобрали к своим тезисам примеры из практики с противоположными решениями, что говорит о том, что у судов нет единого мнения, можно ли квалифицировать запрос предложений и подобные процедуры как торги. По словам Кирилла Кузнецова из «Tendery.Ru», такие кейсы есть, но их число незначительно, поэтому риск для заказчика он оценивает как низкий. Адвокат Екатерина Смирнова, похоже, тоже склонна согласиться с судьей АС МО: по ее мнению, «ВС перегнул палку», когда ограничил заключение договоров по 223-ФЗ лишь конкурентным отбором контрагентов.

В целом, как замечает Смирнова, практика меняется: если прежде суды вставали на сторону заказчика (учитывая, что закон о закупках содержит минимальные требования к процедуре), то теперь они все чаще возлагают на него обязанности, которые, по их мнению, вытекают из принципов 223-го закона. В каких-то вопросах это оправданно, например, в указании критерия подсчета баллов, говорит адвокат. Но в целом она не одобряет тенденцию ужесточения требований к заказчику. Если законодатель не пожелал распространять на субъекты 223-ФЗ требования 44-ФЗ, то ФАС с судами не имеют права это делать, уверена Смирнова.

Основной вопрос, который возникает при взгляде на внушительные списки изданий, выпущенных юридическими фирмами, – зачем они этим занимаются. Ведь немало успешных консультантов, которые обходятся без этого направления работы, требующего существенных вложений, как временных, так и финансовых. Однако в фирмах, выпускающих книги, уверены: подход эффективен. Актуальных книг мало, и каждая – долгосрочный актив и долгосрочное преимущество. “Компания поощряет авторские начинания юристов, мы поддерживаем издательские проекты и с организационной, и с финансовой точки зрения, и видим в этом не только проявление лояльности к сотрудникам, но и бизнес-потенциал, так как все эти книги пользуются большим спросом у читателей», – говорит Сергей Пепеляев, управляющий партнёр «Пепеляев Групп» – компании, которая, по признанию коллег по цеху, является лидером в сфере книгоиздания среди консультантов.

Во-первых, он позволяет привлечь новых и повысить лояльность старых клиентов – ведь компания публично демонстрирует свою экспертизу и заявляет о себе как об интеллектуальном лидере. Профессионализм можно показать в том числе и иностранным клиентам – так, например, поступает АБ ЕПАМ, в 2010–11 годах принявшее участие в издании книг на английском языке – обзоров законодательства стран СНГ в различных отраслях права.

«Книги были предназначены для иностранных инвесторов и их юридических консультантов», – рассказывают в компании. Проект был успешным, но развития не получил – слишком сложно оказалось администрировать издание сборников с большим количеством участников. В ЕПАМ книги-руководства, которые затрагивают практические аспекты права, публикуются, как правило, под брендом бюро и отвечают задачам позиционирования компании на рынке. Авторами обычно выступают эксперты флагманских практик: судебно-арбитражной, практики международных споров, корпоративного права и M&A.

«Мы верим, что практический опыт, накопленный нашими адвокатами за годы работы по самым разнообразным проектам, будет полезен коллегам в корпоративных правовых департаментах и юридических фирмах. Спрос на книги это подтверждает», – признают в ЕПАМ.

Аналогичным образом рассуждают и в «Пепеляев групп», где ежегодно выпускают сборник статей «Правила для бизнеса», в котором содержится информация о важных для практики судебных спорах и актуальных для бизнеса проблемах правоприменения, а также практические рекомендации по разрешению спорных вопросов. «Эта книга очень ценится нашими клиентами, поскольку ответы на многие юридические вопросы они находят именно там», – отмечает Сергей Пепеляев.

В большинстве случаев книги можно купить, некоторые издания, число которых значительно меньше, – скачать бесплатно. Также компании распространяют книги среди клиентов.

Лидерство и просвещение

Издательскую деятельность консультанты видят и как способ обмена опытом с коллегами – такую цель, судя по ответам представителей юрфирм «Право.ru», преследуют большинство из тех, кто выбирает издательскую деятельность.

В «Пепеляев Групп» убеждены: статус ведущего игрока обязывает уделять внимание не только юридической практике и непосредственно клиентской работе. «Мы стремимся создавать что-то осязаемое, что впоследствии станет достоянием всей правовой отрасли и юридической «классикой». Именно поэтому многие наши юристы преподают в вузах и таким образом передают свои знания и опыт будущим поколениям, именно поэтому мы вкладываемся в популяризацию истории российского права, оказывая поддержку музеям и участвуя в реставрационных и издательских проектах», – говорит Сергей Пепеляев. В прошлом году компания выпустила второй том учебника «Налоговое право. Особенная часть». Его готовили три года, а в работе приняли участие 19 авторов.

В любом случае, у юристов есть опыт, который может быть полезен коллегам, причем самым разным их категориям. Так называемый knowledge-sharing – передача знаний – может иметь несколько уровней в зависимости от подготовленности получателей знания, напоминают в SBP. На базовом уровне это могут быть студенты, для которых в 2015 году Факультет Права НИУ ВШЭ открыл Кафедру практической юриспруденции. На более высоком профессиональном уровне это практикующие юристы, судьи, законодатели – обычный обмен знаниями на этом уровне осуществляется в форме публикации статей, небольших научных материалов, инфографики. И книги – обмен самого высокого уровня. В самой компании пришли к пониманию, что накопленного опыта и знаний хватает, чтобы перейти на новый уровень – публикацию полноценных книг, причем как практических, так и поднимающих глубокие теоретические вопросы, в 2016 году. Как рассказывает управляющий партнер компании Егор Батанов, в практической части в фирме планируют публиковать книги, связанные со специализацией компании, про те инструменты, которые используются в корпоративных конфликтах. Теоретический блок будет уже и в основном связан с вопросами правосудия.

В качестве «пробного шара» SBP уже выпустили перевод на русский язык труда Бенджамина Н. Кардозо «О природе судейской деятельности».

«Несмотря на то, что это глубокий труд первой половины 20-го века, со сложным языком, книга получила успех. Ее экземпляры были направлены на ведущие юридические факультеты России, а также многим практикующим юристам», – делится Егор Батанов.

Менее чем через год советник SBP Радик Лотфуллин выпустил книгу «Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц в банкротстве». Она опубликована в бумажном и печатном форматах, которые распространяются бесплатно (можно скачать по ссылке). «Этот труд призван помочь коллегам с «дебрями» новых норм законодательства и разъяснений Пленума ВС РФ о субсидиарной ответственности», – говорят в фирме.

Одновременно партнёр SBP Сергей Савельев завершил работу над рукописью про прецедент в России, которая готовится к публикации. «Это будет особая книга, призванная зафиксировать достижения ВАС в построении прецедентной культуры в системе арбитражных судов. Суд дал значительное количество материала для исследования, который не должен остаться в небрежении. Книга призвана освежить в памяти юристов образ смелой инновационной власти», – замечает Батанов. Также в течение 2018 года будет подготовлена книга на базе совместного исследования Юлии Михальчук (советника SBP) и Дмитрия Степанова (партнера АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»), касающегося взыскания убытков с директоров. В самом начале работы сейчас книга Сергея Коновалова, а также новый труд Радика Лотфуллина, но раскрывать публично тематику новых публикаций в компании пока не готовы.

В АБ «Бартолиус» содействию издательской деятельности, как монографических изданий, так и серьезных научных журналов, посвятили уже более 10 лет. «Бумажная версия книг для юристов всегда – или еще очень долго – будет актуальной, поскольку в отличие от просто литературы мы читаем ее с карандашом, маркером и часто возвращаемся к книге в своей работе спустя много лет после первичного прочтения», – говорит Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус».

Компания – пример того, что издание книг может быть логическим продолжением научной работы, которая ведется сотрудниками компании. В бюро 7 человек имеют научные степени, занимаются наукой и преподаванием юридических дисциплин, объясняют в фирме. «Кроме того, все партнеры Бюро библиофилы (каждый имеет очень богатую личную библиотеку, а также и офисную), нас очень вдохновляет личный пример выдающегося юриста и ученого Владимира Саурсеевича Ема, который своим самоотверженным двадцатилетним подвигом книгоиздания, в том числе легендарной серии «Классика российской цивилистики», продемонстрировал, как это можно и нужно делать, а главное, к каким положительным изменениям в сознании молодых юристов это приводит», – говорит Юлий Тай.

Основной стимул в книгоиздании для консультантов компании, по его словам, – это желание донести знания до российских юристов, как молодых, так и уже опытных, и через этот процесс повысить уровень как доктринальной, так и практической профессиональной дискуссии.

С другой стороны, подобная деятельность на пользу и самим авторам, признают консультанты. «Работа над монографиями, равно как и над главами в сборных комментариях к законам и учебникам, развивает аналитические навыки и навыки структурирования информации, поэтому мы всегда приветствуем такие инициативы экспертов», – говорят в ЕПАМ.

Благотворительность, культура и хобби

Просвещение и заявку на лидерство можно совместить и с другими целями – например, с благотворительностью, как делают в компании «Некторов, Савельев и партнёры». «Мы продвигаем концепцию умной благотворительности. То есть мы стимулируем и «приучаем» юридическое сообщество тратить часть денег, даже не всегда своих, а, например, клиентских, на благотворительность. Кто, если не мы с вами?» – говорит управляющий партнер «Некторов, Савельев и партнёры» Александр Некторов.

За последнее время в компании выпустили пару небольших брошюрок-книг, которые распространяются в обмен на взнос любой суммы в детский благотворительный фонд (книги можно скачать за пожертвование здесь или здесь), провели крупную юридическую конференцию в сфере ретейла (совместно с юридическими фирмами Gaffer&Gaffer и Arta, сейчас – «Косенков&Суворов»). NSP вдохновляют на благотворительность успехи коллег по рынку: «Впечатляет такой классный проект, как Legal Run. Это не совсем соответствует нашей концепции «умной благотворительности», но это работа, которая заслуживает уважения, и мы год от года стараемся поддерживать это мероприятие».

«Пепеляев Групп» реализует и культурно-исторические издательские проекты с Государственным историческим музеем. В 2017 году в рамках этого сотрудничества вышел альбом «Старинные грамоты: первые документы российского права», содержащий наиболее значимые грамоты, большая часть из которых никогда не публиковалась (эту и другие книги можно приобрести по ссылке). Сейчас уже идет работа над следующим альбомом, выход которого запланирован на конец 2018 года, рассказали в компании.

«Грамоты – древнейший вид юридических документов в России. Они не только несут в себе глубокое историческое значение и серьезную правовую ценность, но еще и являются произведениями искусства с точки зрения художественного оформления. Это мы и продемонстрировали на страницах альбома. В книге представлены наиболее значимые грамоты, большая часть из которых никогда не публиковалась», – говорит Пепеляев о совместном с музеем проекте.

«При выборе, какую конкретную книгу мы хотим издать, руководствуемся, конечно, очень субъективной и рациональной оценкой, научной и практической ценностью, актуальностью и пользой для юристов», – говорит о своем видении вопроса Юлий Тай. Однако в юридическом книгоиздании есть место и развлекательной литературе. Так, в Адвокатском бюро «ЗКС» на сегодня издана одна книга, и это не научная монография, а сборник рассказов на юридическую и околоюридическую тематику под названием «Уголовно-правовые хроники». Автор рассказов – партнёр компании Андрей Гривцов.

«Все началось с обычного хобби: иногда в свободное от работы время я делал какие-то литературные наброски и выкладывал их в социальные сети. Многим читателям нравилось. И вот, когда литературного материала накопилось достаточно, и была издана книга», – рассказывает он. «Получилась ли книга, решать читателям, но этот опыт однозначно следует признать полезным, а хобби увлекательным», – говорит Гривцов и подчеркивает, что основная заслуга принадлежит его коллегам.

Пока же бюро планирует издание еще одной книги – «уже серьезной», замечает Гривцов. Она должна быть посвящена практическим рекомендациям для адвокатов, специализирующихся на защите по уголовным делам. «Планируется, что книга будет состоять из разделов с практическими рекомендациями по защите на каждой стадии уголовного судопроизводства. Пока что мы с партнерами работаем над материалом, и, надеюсь, за несколько лет таковой будет накоплен. Хочется, чтобы будущая книга оказалась полезной для молодых коллег, только постигающих основы уголовной защиты», – отмечает он.

Наталья Черненко* решила получить деньги за некачественный товар. Для этого пришлось подать в суд. Ответчиком выступало ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», от которого в суде потребовали вернуть стоимость некачественного товара, неустойку, компенсировать моральный вред и возместить судрасходы.

19 декабря 2016 года первая инстанция, Комсомольский районный суд Тольятти, решила частично удовлетворить требования заявительницы. Компания не согласилась с решением и попыталась его оспорить, но столкнулась с проблемой. Жалоба, поданная спустя более чем месяц, который дается по закону на апелляцию в подобных делах, оказалась в суде позже, чем следовало. Хотя представитель компании просил восстановить пропущенный срок, в Самарском областном суде ему отказали. Заявитель указал как уважительную причину пропуска срока то, что мотивировка пришла из суда слишком поздно, но в апелляции решили, что у стороны было достаточно времени для подготовки жалобы.

Две инстанции согласились, что при подобной хронологии событий об уважительности причин пропуска срока обжалования говорить не приходится. Ведь компания получила копию решения за неделю до окончания срока обжалования, и суды заключили, что у нее была возможность подать на апелляцию вовремя. Кроме того, суды сослались на то, что апелляционная жалоба в нарушение гл. 39 ГПК была направлена не в районный суд, а в Самарский облсуд, но это не будет уважительной причиной для пропуска срока обжалования.

Однако Коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с таким подходом (дело № 46-КГ18-3). В определении по делу ВС напомнил сроки обжалования и указал, как работает институт восстановления процессуальных сроков. Право на восстановление срока по уважительным причинам сторона, пропустившая его, может возобновить в соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК. Как конкретно применять указанные нормы, разъясняет п. 8 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

ВС напомнил: у суда есть не более пяти дней со дня принятия решения на то, чтобы выслать копии решения участникам дела, которые не присутствовали на судебном заседании. Однако в суде составили копию решения на день позже, а отправили его еще через 15 дней. У ответчика не было достаточно времени, чтобы подготовить жалобу и направить ее вовремя, заключили в ВС: несвоевременное составление и направление мотивировки исключает возможность соблюдения процессуальных сроков для участника спора.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. Сегодня она отработала 10 часов.

pravo.ru

Смотрите еще:

  • Изменения федеральный закон от 05042013 n 44-фз Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ"О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и […]
  • Приказ 544 18н от 20092013 Приказ Министерства экономического развития РФ и Федерального казначейства от 20 сентября 2013 г. N 544/18н "Об особенностях размещения на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, […]
  • Закон о рекламе 38 ст 19 Федеральный закон "О рекламе" Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ"О рекламе" С изменениями и дополнениями от: 18 декабря 2006 г., 9 февраля, 12 апреля, 21 июля, 1 декабря 2007 г., 13 мая, 27 октября 2008 г., 7 мая, 27 сентября, 17, 27 декабря 2009 г., 19 мая, 27 июля, 28 сентября 2010 г., 5 […]
  • Приказ по требованиям к врачам Приказ Министерства здравоохранения РФ от 8 октября 2015 г. N 707н "Об утверждении Квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки "Здравоохранение и медицинские науки" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министерства здравоохранения […]
  • 258 приказу минсвязи ПРИКАЗ 10.01.2017 №1 О внесении изменения в Требования к порядку ввода сетей электросвязи в эксплуатацию, утвержденные приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 26 августа 2014 года №258 В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 7 июля 2003 г. №126-ФЗ "О связи" […]
  • Экспертиза силами заказчика по 44 фз Письмо Министерства экономического развития РФ от 12 июля 2016 г. N Д28и-1778 "О применении положений Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ" Департамент развития контрактной системы Минэкономразвития России рассмотрел обращение по вопросу о применении положений Федерального закона от 5 апреля 2013 […]
  • 101 федеральный закон Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ"Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" С изменениями и дополнениями от: 7 июля 2003 г., 29 июня, 3 октября, 21 декабря […]
  • Закон о введении в действие земельный кодекс рф Федеральный закон от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ"О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 7 июля, 8 декабря […]

Комментарии запрещены.