Административно наказуемое деяние есть преступление

Уголовно-наказуемое деяние с административной преюдицией преступление или административное правонарушение

Транскрипт

1 Уголовно-наказуемое деяние с административной преюдицией преступление или административное правонарушение Тимошенко Ю.А., кандидат юридических наук, доцент, докторант Академии Генеральной прокуратуры РФ Аннотация. В статье рассматриваются теоретические подходы к проблеме целесообразности полноценного возрождения административной преюдиции в уголовном праве. На основании анализа особенностей законодательных конструкций составов преступлений, предусматривающих в качестве обязательного признака привлечение лица к административной ответственности, а также положений ст. 14 УК РФ делается вывод о том, что введение института возможно только при условии изменения подхода к пониманию сути преступления и пересмотра места уголовного права в системе правового регулирования. Ключевые слова: административная преюдиция, преступление, административное правонарушение, малозначительность, экологические преступления, криминализация, декриминализация. В последние годы ученые все чаще стали возвращаться к дискуссии о целесообразности расширения административной преюдиции 1 в уголовном законодательстве. Во многом это связано с появлением законопроектов, направленных на частичную декриминализацию уголовно-наказуемых деяний путем введения административной преюдиции. Последним из них стал проект, подготовленный Верховным Судом РФ 2, в соответствии с которым предлагается предусмотреть уголовную ответственность за совершение таких преступлений, как ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, только в случае, если лицо ранее было привлечено к административной ответственности. Такой законопроект далеко не единичен 3. Еще в 2009 г. после выступле- 1 Понятие административной преюдиции используется достаточно широко. Так, например, под преюдицией понимается обязанность органов предварительного расследования и суда, в производстве которых находится дело, принять как установленные обстоятельства, если они признаны вступившим в законную силу решением по другому делу (См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс / под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Кнорус, С. 224). Однако это определение больше применимо к сфере, регулируемой уголовно-процессуальным законодательством, тогда как суть административной преюдиции применительно к уголовному праву заключается прежде всего в том, состав преступления образуется за счет признаков административного правонарушения, а в качестве критерия разграничения преступления и проступка выступает факт предшествующего наложения административного взыскания за такое же деяние (См.: Зуев В.Л. Особенности доказывания по делам о преступлениях с административной преюдицией. М.: ИМЦ ГУК МВД России, С. 3). Административная преюдиция именно в таком понимании является предметом рассмотрения в настоящей статье. 2 Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», подготовленный Верховным Судом РФ, текст по состоянию на URL: (дата обращения: ). 3 Например, в соответствии с проектом Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный ния Президента РФ с Посланием Федеральному Собранию РФ, в котором было рекомендовано шире использовать административную преюдицию, Министерством юстиции РФ был подготовлен законопроект, предполагающий введение административной преюдиции в целый ряд составов, среди которых были и экологические преступления (ст. 257, п. «б» ч. 1 ст. 256, ч. 1 ст. 258 УК РФ) 4. В период разработки УК РФ наличие в уголовном законе статей с административной преюдицией со стороны ученых подвергалось серьезной критике, вероятно, поэтому в принятом в 1996 г. Кодексе данная правовая конструкция не использовалась. Лишь впоследствии, уже в 2009, 2011, 2014 и 2015 гг., были введены новые нормы, согласно которым преступным стали признаваться совершенные неоднократно, то есть после привлечения к административной ответственности, недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ) 5, розничная продажа несовершенкодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях в части установления уголовной ответственности за организацию незаконной трудовой деятельности иностранных граждан или лиц без гражданства», предлагалось ст УК РФ дополнить примечанием, согласно которому под неоднократностью понимается привлечение лица к административной ответственности за аналогичное деяние. Введение административной преюдиции предлагалось еще в ряд статей, в частности проектом Федерального закона «О внесении изменений в статью 123 Уголовного кодекса Российской Федерации, в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 56 Федерального закона Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и проектом Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ» (в части усиления ответственности работодателей за привлечение нелегальных трудовых мигрантов). 4 Российская газета сент. 5 Данная статья в 2015 г. претерпела существенные изменения, законодатель отказался от административной преюдиции, а также уточнил объективную сторону состава преступления. В настоящее время в ст. 178 УК РФ 214 Российский журнал правовых исследований (6)

2 нолетним алкогольной продукции (ст УК РФ), нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (ст УК РФ), нарушение правил дорожного движения (ст УК РФ), осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории РФ ее деятельности (ст УК РФ), незаконное проникновение на охраняемый объект (ст УК РФ). Как и 6 лет назад, в конце прошлого года, выступая с ежегодным Посланием Федеральному Собранию РФ 6, Президент РФ вновь высказался за необходимость декриминализации ряда преступлений, не представляющих большой общественной опасности, с одновременным введением уголовной ответственности за такие деяния при наличии административной преюдиции. Таким образом, предлагается использовать данную правовую конструкцию как средство для частичной декриминализации деяния. Хотя преюдиция может выполнять и иную функцию служить способом криминализации, как, например, это произошло при введении ст , 264.1, УК РФ. Несмотря на то, что наметившаяся тенденция по возвращению административной преюдиции в уголовное законодательство очевидна, и это находит отражение в реализации уголовной политики государства, многочисленные дискуссии как среди ученых, так и правоприменителей по этому поводу не прекращаются и по сей день. Основной довод, который приводят сторонники преюдиции, состоит в том, что она выполняет превентивную функцию, причем не только по отношению к уголовным, но и административным правонарушениям 7. Кроме того, административная преюдиция может использоваться в качестве средства сдерживания расширения уголовно-правового принуждения и противодействия преступности 8, поскольку позволит «пресечь на достаточно раннем этапе развитие общественно опасной карьеры правонарушителя без ущерба для законопослушного насепредусмотрена ответственность только за ограничение конкуренции (Федеральный закон от ФЗ «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»). 6 Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от URL: events/president/news/47173 (дата обращения: ). 7 См.: Безверхов А.Г. Административная преюдициальность в уголовном законодательстве России: истоки, реалии, перспективы // Вестник Самарской гуманитарной академии. Сер.: Право (10). С См.: Малков В.П. Административная преюдиция: за и против // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ (23). С. 61. ления даст возможность сэкономить уголовную репрессию» 9. Однако, справедливости ради, следует отметить, что указанные цели могут быть достигнуты только при условии эффективного применения мер административной ответственности, в том числе реальной возможности уполномоченных органов выявить, зафиксировать и доказать факты совершения правонарушений, особенно это касается неочевидных деликтов. Административное производство значительно отличается от уголовного процесса, участники которого обладают более широкими процессуальными возможностями. За совершение преступлений традиционно предусматривается гораздо более строгое наказание, нежели за смежные с ними административные правонарушения. Наличие судимости, которая будет иметь место только в случае привлечения к уголовной ответственности, чаще всего выступает серьезным сдерживающим фактором для лиц, склонных к совершению преступления. При таких обстоятельствах для правонарушителей сам факт перевода уголовнонаказуемых деяний в разряд административных правонарушений может восприниматься как признание законодателем их ненаказуемости, а следовательно, введение административной преюдиции может иметь негативный эффект и привести к росту не только правонарушений, но и преступлений. На это, в частности, обратили внимание 68 % опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов 10. Кроме того, для полноценного введения в УК РФ данной правовой конструкции на уровне уголовной политики должен быть решен концептуальный вопрос об отраслевой обособленности правовых норм: будут ли и впредь существовать границы между разными видами ответственности или предполагается их минимизировать настолько, чтобы фактически стереть разницу между ними? Уголовно-наказуемое деяние с административной преюдицией это все же преступления или административные правонарушения? С одной стороны, в научной литературе обращается внимание на то, что уголовное право встроено в единую правовую систему, поэтому его зависимость от иных отраслей естественна 11. При этом наличие межотраслевых связей позволяет, по сути, минимизировать границы между различными видами ответственности. Проводи- 9 Милюков С.Ф. Административное и уголовное законодательство: рядом или вместе? // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М.: ЛексЭст, С Результаты получены в ходе проведенного нами в марте 2015 г. экспертного опроса 86 работников прокуратур субъектов РФ, поддерживающих государственное обвинение в судах. 11 См.: Иванчин А.В. Конструирование состава преступления: теория и практика. М.: Проспект, С Russian journal of legal studies (6) 215

3 мый нами анализ вносимых в последние годы в уголовный закон изменений показывает, что законодатель с некоторой «легкостью» принимает решения о переводе ряда уголовно-наказуемых деяний в разряд административных правонарушений 12. Кроме того, санкции статей УК РФ, бывает, предусматривают менее строгое наказание, чем статьи КоАП РФ 13. При таких обстоятельствах, наверное, сложно говорить о том, что карательная сила уголовного права, в отличие от остальных отраслей права, наиболее велика (особенно применительно к отдельным видам преступлений, таким, например, как экологические преступления), в связи с чем уголовное право представляет собой достаточно обособленную отрасль. Указанное позволило Г.А. Есакову даже прийти к выводу о том, что не существует отдельно уголовной и административной ответственности, последняя является «ничем иным, как разновидностью ответственности уголовной или, точнее, ответственности наказательной (карательной)» 14. С другой стороны, согласно ст. 1 и ст. 14 УК РФ уголовное законодательство состоит только из УК РФ, которым устанавливается преступность деяния. При этом в ч. 2 ст. 14 УК РФ закреплено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какоголибо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Буквальное толкование данного предписания позволило ученым прийти к выводу о том, что таким исключительным свойством как общественная опасность обладают только преступления, тогда как административные проступки могут быть признаны лишь общественно вредными. По их мнению, преступления и административные правонарушения являются разными категория- 12 Как правило, для криминализации или декриминализации деяний достаточно лишь политической воли, при этом практически не проводится никаких серьезных научных исследований, в том числе криминологических, не дается правовой оценки общественной опасности того или иного деяния и т.д. Наиболее яркими примерами могут служить законодательные решения относительно ответственности за клевету, оскорбление, заведомо ложную рекламу и т.д. 13 Так, например, Федеральным законом от ФЗ в санкциях ст. 253 и 256 УК РФ были увеличены максимальные размеры штрафов, которые могли быть назначены за незаконную добычу водных биологических ресурсов и нарушение законодательства о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации. Необходимость внесения таких изменений была вызвана тем, что наказание в виде штрафа за аналогичные административные правонарушения на тот момент было строже, нежели за преступления. 14 Есаков Г.А. Уголовное право в «широком» смысле: концептуальный подход // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. ( г.). М.: Проспект, С. 36. ми противоправной деятельности 15, что и служит одним из оснований для разграничения рассматриваемых видов ответственности. Между тем следует отметить, что до настоящего времени ни в уголовно-правовой доктрине, ни на практике не разработаны четкие критерии «общественной опасности» деяния. В связи с этим, на наш взгляд, вряд ли стоит столь категорично отрицать общественную опасность административных правонарушений. Конечно, наиболее серьезные противоправные действия, отличающиеся высокой степенью общественной опасности, которые привели или могли привести к тяжким последствиям, должны быть отнесены к категории преступлений, тогда как нарушения правовых требований по охране окружающей среды, характеризующиеся сравнительно небольшой степенью общественной опасности, могут наказываться в административном порядке. На наш взгляд, наиболее предпочтительной выглядит точки зрения, согласно которой и преступления, и административные правонарушения являются общественно опасными, однако разграничение между ними следует проводить с учетом характера и степени общественной опасности совершенных деяний. Несомненно, диспозиции правовых норм должны содержать признаки, позволяющие определить, совершено ли лицом преступление или административное правонарушение. Однако это далеко не всегда так. Например, конструкции некоторых статьей уголовного и административного кодексов, предусматривающих ответственность за незаконные посягательства на окружающую среду, не позволяют однозначно ответить на вопрос о том, каковы критерии разграничения данных видов ответственности. Особенно это касается ситуаций, когда признаки уголовно-наказуемого деяния и административного проступка описаны идентичным образом. Так, например, диспозиции ст КоАП РФ и ст. 257 УК РФ, предусматривающих ответственность за нарушение правил охраны водных биологических ресурсов, являются одинаковыми. Добыча (уничтожение) редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесенных в Красную книгу РФ либо охраняемых международными договорами, признается одновременно как уголовно, так и административно наказуемым деянием (ст и ст КоАП РФ). Наличие в данном случае единственного критерия для разграничения двух видов ответственности положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, предполагающие достаточно широкое усмотрение правоприменителя, может привести к нарушению принципа закон- 15 См.: Криминология: учебник / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. М.: Волтерс Клувер, С Российский журнал правовых исследований (6)

4 ности, установленного в ст. 3 УК РФ, и является дефектом законодательного регулирования. Проведенное нами анкетирование природоохранных прокуроров показало, что большинство опрошенных 78 % считают, что в качестве критерия, позволяющего разграничить административную и уголовную ответственность, целесообразно установить причинение вреда (ущерба), 22 % полагают, что уголовная ответственность, в отличие от административной, должна быть предусмотрена за принципиально иные по характеру деяния 16. В научной литературе в качестве признака, позволяющего разграничить данные виды ответственности, предлагается предусмотреть в статьях уголовного закона административную преюдицию 17. На первый взгляд, наличие формального критерия, вероятно, облегчило бы привлечение к уголовной ответственности. Именно этим, по нашему мнению, можно объяснить то, что 57 % опрошенных природоохранных прокуроров высказались за необходимость введения административной преюдиции за экологические преступления, 16 % возражали против данного института, и 27 % считают, что наличие в уголовном законе норм с административной преюдицией принципиально не повлияет на эффективность противодействия экологической преступности. Между тем общественная опасность как признак уголовно-наказуемого деяния традиционно относится к объективной стороне преступления, то есть в этом случае подлежит уголовно-правовой оценке совершенное деяние, а не лицо, его совершившее. Такой подход, на наш взгляд, является верным. В случае же установления административной преюдиции законодатель фактически закрепляет дополнительный обязательный признак не объективной стороны, а субъекта преступления. На это обращается внимание и в научной литературе 18. При этом, по мнению ученых, правоприме- 16 Результаты получены нами в ходе проведенного анкетного опроса в октябре 2015 г. Опрошено 97 природоохранных прокуроров из разных регионов страны. 17 См., напр.: Радченко В. Борьба с преступностью как часть социальной политики // Законность С А.В. Иванчин, например, предлагает ввести административную преюдицию в рамках таких формальных составов, как ч. 1, 2 ст. 253 УК РФ, которые, по его мнению, по уровню опасности сопоставимы с однородными административным проступками (ст КоАП РФ). Подробнее об этом см.: Иванчин А.В. Указ. соч. С В ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г. составами с административной преюдицией в качестве криминообразующего признака среди экологических преступлений были незаконная охота (ч. 3 ст. 166) и незаконная порубка леса (ч. 1 ст. 169). 18 См.: Устименко В.В. Административная преюдиция и состав преступления // Проблему социалистической законности. Вып. 21. Харьков: Вища шк., С. 111; Палий В.В. Административная преюдиция как условие привлечения к уголовной ответственности за розничную продажу несонитель принимая решение о привлечении к уголовной ответственности за такие преступления, не должен вновь доказывать факт совершения лицом административного правонарушения, ему достаточно установить, что лицо ранее привлекалось к административной ответственности 19. Действительно, как справедливо отмечал М.И. Ковалев, повторность поведения лица не может быть составной частью общественно опасного деяния, признаваемого преступлением это два самостоятельных действия. Повторность не может изменить внутреннюю сущность поступка как события объективной действительности, соответственно, не может и изменить предмет правового регулирования. Факт совершения административного правонарушения характеризует лишь личность преступника, а не его деяния 20. Еще В.Д. Спасович писал, что повторение не видоизменяет преступления в его существе, не превращает его в нечто особое, отличное от преступления, совершаемого в первый раз; оно есть только признак дурного нрава подсудимого, его злохарактерности 21. Однако к уголовной ответственности лицо привлекается за совершенное деяние, которое обладает достаточной степенью общественной опасности, чтобы быть криминализированным, то есть признаваться преступным, а не за то, что лицо ранее привлекалось к административной или уголовной ответственности. Тем более что свойства личности виновного, проявившиеся в преступном деянии, могут быть нейтрализованы посткриминальным поведением и послужить основанием, например, для освобождения от уголовной ответственности 22. Следует отметить, что в целях соблюдения принципа справедливости, если уже и вести речь о введении административной преюдиции, следует возрождать в качестве признака преступления и рецидив, как это было сделано в ст УК РФ. В противном случае может сложиться парадоксальная ситуация, когда лицо, совершившее повторно правонарушение, подлежит уголовной ответственности, а повторно преступление нет. Однако еще в 2003 г. законодатель, опасаясь, что действующие уголовно-правовые предписавершеннолетним алкогольной продукции // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. ( г.). М.: Проспект, С ; Иванчин А.В. Указ. соч. С См.: Иванчин А.В. Указ. соч. С См.: Ковалев М.И. Преступление и проступок // Проблемы совершенствования законодательства по укреплению правопорядка и усиление борьбы с правонарушениями: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Сведл. юрид. ин-т С См.: Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. Вып. 1. СПб.: Тип. I. Огизко, С См.: Соктоев З.Б. Причинность и объективная сторона преступления. М.: Норма: Инфра-М, Russian journal of legal studies (6) 217

docplayer.ru

Отличие ПРЕСТУПЛЕНИЯ от ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Нередко люди путают понятия «преступление» и «правонарушение», хотя это очень четко описанные юридические термины, в которых следует разбираться каждому.

Правонарушение в широком смысле – это действие, нарушающее общественный порядок. К таким действиям относится причинение материального и морального ущерба, игнорирование запретов, не выполнение предписаний. Любое правонарушение характеризуется тем, что совершается определенным лицом в конкретном месте и противоречит действующему закону. К правонарушениям относятся дисциплинарные проступки, гражданско-правовые деликты, административные правонарушения.

Правонарушение может быть направлено не только против людей, но и посягать на какие-либо социальные интересы. Как правило, правонарушением считается деяние, несущее минимальную общественную опасность.

Правонарушения рассматриваются Административным кодексом. В виде наказания предусматриваются довольно мягкие меры воздействия: общественные работы, штрафы, арест на короткий срок, но судимость не предполагается. За правонарушение к ответственности могут привлечь с 14 лет.

Преступление – это вид правонарушения, которое отличается тем, что ответственность за него предусмотрена непосредственно Уголовным кодексом (ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Преступление всегда тесно связано с общественными отношениями, формами собственности, интересами личности, конституционным строем, а также безопасностью. Чем больший вред нанесен деянием, тем больше вероятности, что оно будет оценено как преступление. Все преступления подразделены на преступления небольшой, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления. Вид преступления зависит от характера и степени общественной опасности. В качестве наказания предусматривается, в том числе и лишение свободы (и наличие судимости) и даже жизни.

За преступление в России человек может быть судим только при достижении им 16 лет.

Выводы:

  1. Правонарушение – это любое действие, нарушающее общественный порядок. Преступление – один из видов правонарушение, за которое предусмотрена определенная ответственность согласно Уголовному кодексу.
  2. Правонарушение может посягать на социальные интересы, а преступление – на общественные отношения, конституционный строй, интересы личности, собственность и безопасность.
  3. Правонарушение несет минимальную общественную опасность, а преступление – максимальную.
  4. Правонарушения рассматриваются Административным кодексом, а преступления Уголовным.

При правонарушении наказания мягкие и без последствий в виде наличия судимости. За преступление предусмотрено лишение свободы или даже жизни.

За правонарушение привлекают к ответственности с 14 лет, а за преступление – с 16.

thedb.ru

Понятие, признаки и состав административного правонарушения

Административное правонарушение является фактическим основанием административной ответственности. Легальное определение понятия «административное правонарушения» дано в ст. 2.1 КоАП РФ. Под административным правонарушением понимается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом РФ об административных правонарушениях или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Существо административного правонарушения раскрывается в совокупности его юридических признаков. В узком смысле выделяются три признака административного правонарушения — противоправность, виновность и наказуемость, но при широком подходе можно указать дополнительно еще на два признака: деяние и общественную вредность.

Практическая значимость признаков правонарушения выражается в том, что установление их наличия в конкретном деянии позволяет рассматривать его в качестве административного правонарушения, т.е. фактического основания административной ответственности. Иными словами, чтобы деяние как правовое явление можно было признать административным правонарушением, оно должно обладать указанными чертами.

1. Деяние. Законодатель счел нецелесообразным применять обобщенный термин «деяние», который уже используется в других нормативных правовых актах (например, в ст. 106 Налогового кодекса РФ). Представляется, что не является принципиальным закрепление в легальном определении правонарушения термина «деяние» или термина «действие или бездействие», поскольку по своему со-держанию эти понятия абсолютно тождественны.

Действие — это активное невыполнение правового предписания в виде обязанности или законного требования, нарушение установленного запрета, правила, нормы, стандарта.

Бездействие — это пассивное поведение, выражающееся в несовершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу лежащих на нем обязанностей.

Часть административных правонарушений может быть совершена только в результате действия (например, мелкое хищение — ст. 7.27 КоАП РФ), часть — путем бездействия (например, неисполнение гражданами обязанностей по воинскому учету — ст. 21.5 КоАП РФ). Есть и «смешанные» правонарушения, объективную сторону которых составляет совокупность действия и бездействия (например, недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств — ст. 16.2 КоАП РФ).

Административным правонарушением выступают только внешне выраженные акты субъекта. Именно поэтому не могут признаваться правонарушением мысли, чувства и желания субъекта, если они не выражены в определенном поступке. И активное, и пассивное поведение для признания его административным правонарушением, кроме своего внешнего проявления, должно быть осознанным. Отсутствие одной из характеристик — внешнего проявления поведения и его осознания субъектом — исключает рассмотрение деяния в качестве противоправного (например, действие непреодолимой силы или действия невменяемого лица или лица, не достигшего возраста административной ответственности).

2. Противоправность. Административным правонарушением всегда выступает деяние противоправное, т.е. запрещенное Кодексом РФ об административных правонарушениях или законами субъектов РФ об административных правонарушениях. Как правило, административное правонарушение посягает на регулируемые и охраняемые нормами административного права общественные отношения. Так, нарушая нормы права, регламентирующие порядок организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, правонарушители тем самым посягают на общественный порядок и общественную безопасность (ст. 20.2 КоАП РФ). Особенность административной ответственности в том, что противоправность административных правонарушений проявляется в совершении лицом деяния, нарушающего не только нормы административного, но и ряда других отраслей права, например, конституционного, гражданского, финансового, налогового, таможенного, земельного, экологического, трудового.

Противоправность является юридическим выражением материальной характеристики общественного свойства административного правонарушения. Признак противоправности деяния не обусловлен обязательным наступлением вредных последствий — административным правонарушением может признаваться только сам факт нарушения (невыполнения) требований, предписанных нормой права и охраняемых мерами административной ответственности (например, ст. 19.3 КоАП РФ). Вместе с тем не может считаться административным правонарушением деяние, не предусмотренное законодательством об административных правонарушениях, даже если оно и причинило вред общественным интересам.

3. Виновность. Противоправное деяние для признания его административным правонарушением должно быть совершено виновно, т.е. с определенным психическим отношением физического лица в форме умысла или неосторожности (ст. 2.2 КоАП РФ) как к самому совершаемому деянию, так и к его последствиям. Совершение деяния, формально подпадающего под признаки административного правонарушения, при отсутствии такого психического отношения лица к действию (бездействию) и противоправным последствиям не может рассматриваться в качестве административного правонарушения. Не может быть квалифицировано в качестве административного правонарушения и невиновное совершение противоправного действия (бездействия) юридическим лицом.

4. Наказуемость. Любая ответственность бессмысленна без реакции со стороны государства на противоправное поведение. Административное наказание представляет собой публично-правовую, государственную оценку деяния в качестве административного правонарушения, а лица, его совершившего, как обязанного претерпеть возлагаемые на него ограничения. Наказуемость служит средством, обеспечивающим реализацию административно-правового запрета.

Законодательство об административных правонарушениях связывает определение конкретной меры наказания за правонарушение с административными наказаниями, предусмотренными статьями главы 3 КоАП РФ. За совершение административного правонарушения к виновным лицам специально уполномоченными органами и должностными лицами применяются административные наказания.

5. Общественная вредность. Наиболее дискуссионным из признаков административного правонарушения является его общественная вредность или общественная опасность. Единого мнения и однозначного подхода к этому вопросу до настоящего времени не сложилось. Безусловно, что каждое административное правонарушение причиняет вред конкретному объекту или создает угрозу причинения такого вреда. Подавляющее большинство юристов именно в этом видят общественную вредность или опасность правонарушения.

В теории административного права весьма распространена точка зрения о том, что административные правонарушения, как и преступления, тоже являются общественно опасными деяниями, хотя степень этой опасности ниже, чем у преступлений.

Общественная опасность деяния проявляется в посягательстве, в причинении или создании реальной угрозы причинения существенного ущерба общественным отношениям, охраняемым нормами права. Представляется, что большинство административных правонарушений нельзя признать общественно опасными, даже с учетом их «массовости» (например, безбилетный проезд — ст. 11.18; нарушение правил применения ремней безопасности или мотошлемов — ст. 12.6 КоАП РФ). Б то же время нельзя категорически отвергать возможность отнесения административных правонарушений к общественно опасным деяниям, так как эта опасность присуща ряду административных правонарушений, предусмотренных Особенной частью КоАП РФ (например, правонарушения, посягающие на безопасность дорожного движения, пожарную, экологическую безопасность).

Не следует использовать категорию «общественная вредность» в качестве универсального отличия административных правонарушений от преступлений, хотя к этому подталкивает беглый анализ уголовного законодательства и законодательства об административ-н^1х правонарушениях. Статья 2.1 КоАП РФ в отличие от ст. 14 УК РФ не дает четкого ответа на вопрос: чем следует считать административные правонарушения — общественно вредными или общественно опасными деяниями? Вместе с тем ст. 2.2 КоАП РФ при определении форм вины прямо упоминает о вредных последствиях административного правонарушения. Б качестве критериев разграничения административных правонарушений и преступлений могут выступать такие факторы, как тяжесть последствий (например, при совершении нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транс-портных средств — ст. 264 УК РФ и нарушения правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшего причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего,— ст. 12.24 КоАП РФ), размер материального ущерба (например, административно наказуемым по ст. 7.27 КоАП РФ признается мелкое хищение, совершенное на сумму до одного минимального размера оплаты труда, а уголовно наказуемым по ст. 158 УК РФ — свыше такого размера), а также иные обстоятельства. При любых условиях правоприменитель должен всесторонне и полно выяснять все обстоятельства, характеризующие состав правонарушения, для правильной квалификации деяния в соответствии с нормами либо Кодекса РФ об административных правонарушениях, либо Уголовного кодекса РФ.

С учетом сказанного можно утверждать, что общественная опасность административного правонарушения не является его обязательным качеством. Административные правонарушения могут быть общественно опасными, а могут и не быть таковыми. Особенность административных правонарушений заключается в их вредности для общества, и это выражается в их противоправности.

Административные правонарушения могут наносить вред тем интересам и объектам, которые закреплены в ст. 1.2 КоАП РФ, т.е. личности, правам и свободам человека и гражданина, здоровью граждан, санитарно-эпидемиологическому благополучию населения, общественной нравственности, окружающей среде, установленному порядку осуществления государственной власти, общественному порядку и общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и юридических лиц, общества и государства.

Признаки административного правонарушения образуют его юридический состав — единственное основание административной ответственности и применения административного наказания.

Под составом административного правонарушения традиционно понимается установленная правом совокупность признаков, при наличии которых антиобщественное деяние считается административным правонарушением.

Правонарушение есть явление реальной действительности. Состав правонарушения — логическая конструкция, правовое понятие о нем, отражающее свойства, существенные признаки реальных явлений, т.е. определенных антиобщественных действий. Законодатель не создает признаков правонарушений, а лишь отбирает существенные, отличительные черты и конструирует составы. Но состав административного правонарушения — понятие правовое. Логическая конструкция закрепляется в праве и становится обязательной. Перечень закрепленных в ней признаков — необходимое и достаточное основание для квалификации деяния как административного правонарушения. Реальное деяние только тогда считается правонарушением, когда оно содержит все признаки состава, отсутствие хотя бы одного из них означает отсутствие состава в целом. Вместе с тем для квалификации деяния вполне достаточно, если в нем обнаружены все признаки, входящие в состав, иные признаки деяния на квалификацию влияния не оказывают. Правоприменительные органы не вправе ни увеличить, ни уменьшить число признаков состава.

Состав административного правонарушения образуют следующие обязательные элементы:

  1. объект правонарушения (общественные отношения, урегулированные нормами права, охраняемые и защищаемые мерами административной ответственности);
  2. объективная сторона (конкретные действия или бездействие, выразившиеся в нарушении установленных нормами права правил, обладающие антиобщественной направленностью, противоправностью, а также их последствия и причинная связь между совершенным деянием и наступившим результатом);
  3. субъект правонарушения (физические и юридические лица, способные нести ответственность за совершенные деяния, т.е. обладающие административной деликтоспособностью);
  4. субъективная сторона (психическое отношение субъекта, являющегося физическим лицом, или субъективное отношение субъекта, являющегося юридическим лицом, к противоправному деянию и его последствиям, то есть вина субъекта.

Только наличие в совокупности всех указанных элементов, закрепленных правовыми нормами, может повлечь административную ответственность.

Состав правонарушения представляет собой органичную систему, все его признаки важны, значимы и тесно связаны между собой. Так, для конкретного административного правонарушения (например, мелкого хищения — ст. 7.27 КоАП РФ) такие его признаки, как собственность, отчуждение имущества, психическое от-ношение лица к деянию в форме умысла, достижение 16-летнего возраста, сами по себе ничего противоправного не содержат. Однако когда они существуют в совокупности и объединяются законодателем в диспозиции правовой нормы в качестве перечня признаков правонарушения — это уже правовая модель административного правонарушения, его юридический состав.

Если в деянии отсутствует хотя бы один из признаков, содержащихся в составе, то в нем нет и самого состава, следовательно, оно не может быть квалифицировано по конкретной статье закона, на основе нормы права, закрепляющей данный состав.

Всякое целесообразное деяние выступает как органичное единство внешней деятельности человека и его сознания, объективных и субъективных моментов. Б нем различают объект деятельности, ее внешние проявления, субъект действий и его психическое отношение к деянию. По этой причине в составе административного правонарушения также присутствуют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Каждый элемент состава, в свою очередь, представляет собой систему признаков, характеризующих и детализирующих его (например, для субъективной стороны — это психическое отношение лица к совершаемому деянию и его последствиям в форме вины, а также мотив и цель).

Составы административных правонарушений могут быть классифицированы по любому из признаков, входящих в них, а также в зависимости от особенностей юридических средств, использованных при их конструировании (составы описательные и бланкетные, однозначные и альтернативные, казуистические и обобщенные).

В отличие от уголовного права, в котором существуют основные, квалифицированные и привилегированные (со смягчающими обстоятельствами) составы преступлений, составы административных правонарушений подразделяются только на основные (например, ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ) и квалифицированные (с отягчающими признаками — ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ) составы.

По особенностям конструкции различаются:

  • материальные составы административных правонарушений, в которых содержится признак наступления вредных материальных последствий противоправного деяния (например, ст. 12.24 КоАП РФ) или описывается действие, обязательно влекущее вредные последствия, хотя последние законом четко не обозначаются (например, ст. 8.6 КоАП РФ);
  • формальные составы административных правонарушений, в которых нет признака наступления вредных материальных последствий (например, ст. 19.3, 20.4 КоАП РФ); для правонарушений с формальным составом наступление имущественного ущерба не является конструктивным признаком, но учитывается при назначении административного наказания.
  • В зависимости от степени обобщения признаков административных правонарушений их составы подразделяются следующим образом:

    • казуистичные — как правило, охватывают сравнительно узкую группу деяний (например, ст. 9.7 КоАП РФ);
    • обобщенные — охватывают широкую группу деяний (например, ст. 6.3, ст. 20.1 КоАП РФ).

    Большое практическое значение имеет и такое деление составов административных правонарушений:

    • однозначные составы, в которых четко указывается единственный признак (например, ст. 12.8 КоАП РФ);
    • альтернативные составы, содержащие два или более вариантов признаков, вариантов действий, совершение которых признается административным правонарушением, т.е. административным правонарушением будет являться совершение одного, нескольких или даже всех из названных в норме действий (например, ст. 20.8 КоАП РФ).
    • По признаку субъективной стороны административные правонарушения могут быть поделены на умышленные и неосторожные, а по признаку мотива поведения — на корыстные, совершаемые с целью извлечения доходов, и некорыстные.

      Правильное определение всех элементов состава административного правонарушения способствует реализации задач законодательства об административных правонарушениях по защите общественных отношений, а также способствует предупреждению административных правонарушений.

      Кроме того, учение о составе административного правонарушения имеет большое значение: оно способствует выявлению наиболее существенных признаков административных правонарушений, разграничению их и установлению справедливых санкций; помогает правоприменителям правильно квалифицировать правонарушения и избирать соответствующие им меры воздействия; позволяет по-нять закон.

      www.konspekt.biz

      Смотрите еще:

      • Поправки в ук рф 2018 статья 158 Изменения в ст.158, 159, 160 УК РФ В Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы РФ и Кодекс об административных правонарушениях РФ законами 323-ФЗ и 326-ФЗ от 03.07.2016 года внесен ряд существенных изменений, наиболее касающихся распространенных статей 158, 159, 160 УК РФ. Остановимся на наиболее значимых, […]
      • Примирение в суде образец Ходатайство о примирении (образец) Как правило, ходатайство о примирении по уголовному делу заявляют ещё в ходе предварительного расследования, но в 99 процентах случаев следователь (дознаватель) всеми правдами и неправдами отказывает в удовлетворении такого ходатайства. Поэтому участники процесса зачастую […]
      • Преступление по сговору Группа лиц по предварительному сговору Группа лиц по предварительному сговору. В соответствии со ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Применительно к краже это […]
      • Закон от 24 июля 2013 года Закон от 24 июля 2013 года Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации (с изменениями на 4 июня 2018 года) ____________________________________________________________________ Документ с изменениями, внесенными: Федеральным законом от […]
      • Кбк по уплате штрафа в пфр КБК для уплаты штрафов изменились Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 24 января 2012 На основании изменений, внесенных в приказ Минфина России от 21 декабря 2011 г. № 180н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской […]
      • Правила пб 03-574-03 Cтатус: Не действует - Не подлежит применению. Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 25.03.2014 г. № 116 считать не подлежащим применению постановление Федерального горного и промышленного надзора России от 11.06.2003 № 88 (приказ вступает в силу по истечении […]
      • Изменения в 209 законе Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ"Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении […]
      • Закон рф от 29122010 436-фз Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ"О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" С изменениями и дополнениями от: 28 […]

Комментарии запрещены.