Последние слова на суде

Речь подсудимого в свою защиту

Речь подсудимого в свою защиту – важный элемент в уголовном процессе. Защитительная речь – это один из инструментов, предоставляемый законом, который может использовать подсудимый для своей защиты. Выступление нужно готовить заранее, самостоятельно, либо доверив этот вопрос нашему адвокату представителю в уголовном процессе, который поможет сформулировать мысли, более полно расспросит о всех обстоятельствах, которые важно внести в текст речи раскаяния подсудимого в суде или речи раскрывающей невиновность подсудимого. Защита подозреваемого обвиняемого важна на всех этапах.

Также родственники могут помочь в защите обвиняемого, например, составив материнское прошение о снижении срока, супружеское прошение или предоставив судье иной характеризующий материал на подсудимого.

Что можно говорить подсудимому в последнем слове?

Нормы УПК РФ никак не регламентируют выступление подсудимого на последнем слове, он имеет полное право включать в него все, что пожелает (за исключением оскорблений и моментов, не имеющих непосредственного отношения к вопросу). Поэтому речь подсудимого в прениях, либо заключительное выступление, могут составляться в произвольном порядке. Что включить в речь?

Подсудимый может еще раз озвучить собственную версию произошедшего, привести аргументы, которые опровергают обвинение, обратиться к суду с теми или иными просьбами, в частности, может просить условное лишение свободы испытательным сроком. В последующем при обжаловании приговора суда по уголовному делу можно будет ссылаться на то, что суд не учел ряд обстоятельств, озвученных и содержащих последнее слово в суде подсудимого.

Грамотно составленная защитительная речь подсудимого может помочь склонить присяжных на свою сторону, если удастся привести убедительные аргументы при отстаивании своей позиции и указать на обстоятельства с целью смягчения ответственности. Время выступления не ограничено, чтобы право обвиняемого на защиту не было нарушено.

Чтобы подготовить убедительное последнее слово или грамотный текст для прений лучше обращаться к нашему опытному юристу, он поможет составить хороший текст с учетом всех обстоятельств, который поможет добиться поставленной цели. Кроме того, наш адвокат по уголовным делам помогает и после вынесения приговора, юридическая помощь осужденным проводится у нас профессионально и с соблюдением сроков.

Как выстроить защитительную речь подсудимого в свою защиту?

  1. слова о трудовой биографии (если есть, что отметить);
  2. отличной учебе;
  3. есть смысл упомянуть о семейном положении (детях);
  4. подчеркнуть отсутствие судимостей, если это уместно;
  5. можно вставить несколько предложений о тяжелой финансовой ситуации, отсутствии средств на содержание семьи в случае наказания в виде лишения свободы реально;
  6. часто в последней речи подсудимый произносит слова раскаяния, доводы для применения процедуры освобождение от наказания;
  7. если подан гражданский иск в уголовном деле, то высказывает свое отношение к нему.

Если вам нужен образец речи подсудимого в свою защиту — обратитесь на консультацию к общественный защитнику по уголовным делам или нашему адвокату. Свою речь произносит и адвокат защитник в уголовном судопроизводстве, выстраивая ее в зависимости от защитительной позиции: смягчение наказания, непризнание вины (просьба оправдать подзащитного), изменение квалификации. Защитник грамотно выстраивает выступление, воздействуя на суд не только юридически, но и психологически, приводя убедительные доводы в пользу своего Доверителя.

Чтобы последняя речь подсудимого возымела эффект, необходимо продумать ее до мелочей. Но перед написанием текста для выступления нужно определить свою позицию и отталкиваться от нее.

Пример речи подсудимого, составленной совместно с адвокатом:

Уважаемый суд, В жизни достаточно одной ситуации, чтобы все перевернулось с ног на голову. С чистой совестью я могу сказать, что моя жизнь началась заново. Единственной целью моего существования сейчас является, доказать всем, что я достоин свободы и вновь хочу встретиться со своими родными, пообщаться с ними, просто посмотреть на них, провести вместе время, я понял, что мое отношение к жизни кардинально изменилось. Я переоценил все наши отношения. Мои родные – мать, бабушка, супруга, сын, младшая сестренка – все остаются по сей день со мной, и поддерживают меня в такой сложной ситуации. Они верят в меня, знают, что я способен приносить пользу обществу. Я благодарен им за помощь, за все, что они сделали для того, чтобы мы были рядом. Моя супруга стала очень близко общаться с родителями, сейчас они много времени проводят вместе в кругу семьи, решают общие проблемы, ждут меня и верят, что я скоро вернусь к ним. Я даже представить себе не могу как им тяжело без меня, ведь я являлся единственным кормильцем семьи. Когда произошел инцидент в котором виноват только я и из-за которого раскаиваюсь каждый день, больнее всего было видеть разочарование в глазах моих близких. Я больше никогда не заставлю их разочаровываться во мне, я приложу все усилия, чтобы они только гордились мной и никак иначе. Каждый день я думаю о своем сыне К., мечтаю его увидеть, сходить с ним в зоопарк и показывать свою отцовскую любовь ему каждый день. Также я думаю о пока еще не рожденных близнецах. Я представляю как сейчас тяжело моей супруге Н. без моей поддержки рядом. Если бы я мог повернуть время вспять, я бы никогда не сделал того, что натворил в тот день. Я искренне и на коленях прошу прощения у потерпевшего и обещаю загладить свою вину перед ним.

Больше всего хочу вернуться к своей жене и сыну. Мы хотим стать самостоятельной семьей, родить еще детей, чтобы была большая и дружная семья. Хотим купить свою квартиру, чтобы в скором времени мы смогли жить и воспитывать детей в своем жилье, как настоящая семья. До того как я совершил поступок в котором раскаиваюсь каждый день, я откладывал деньги на квартиру чтобы не зависеть от родителей и жить как самостоятельная семья. Моя супруга сейчас учится в Горном Университете, и я очень хочу, чтобы она получила высшее образование.

Честно говоря, я начал ценить каждое мгновение, я осознал, как важно быть полезным для людей. Не просто работать для себя и своей семьи, но и стараться всеми силами сделать так, чтобы люди, с которыми мы живем в одном городе, в одной стране, получали пользу от моих действий. Раньше я периодически занимался благотворительностью у нас в городе, даже получил благодарность. Я по-прежнему вижу необходимость в том, чтобы делиться с людьми, помогать тем, кто в этом нуждается. Ранее мы уже приступили к первым действиям по развитию популярности благотворительности – купили первые несколько ящичков для сбора пожертвований, я самостоятельно оплатил данный товар, поскольку желаю лично участвовать и в тратах данной организации. Все средства, которые соберем, будут вложены в покупку необходимых бытовых вещей нуждающимся.

Изменилось также и мое отношению к здоровью. Я решил больше никогда не употреблять спиртные напитки. Сейчас каждое утро я делаю зарядку, много читаю т.к. родственники передают мне книги. Я бы многим ребятам порекомендовал больше заниматься спортом, читать и вообще максимально занимать себя, тогда жизнь становится интересной и занимательной.

Я прошу суд оставить меня на свободе, чтобы я и дальше смог вести активный образ жизни, всеми силами, чем могу помогать людям, ведь я действительно раскаялся и переосознал свою жизнь, я действительно хочу нести пользу и добро, быть рядом со своей семьей, родить еще детей, воспитывать их и радоваться жизни.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал YouTube , вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Наше Адвокатское бюро не только оказывает услуги адвоката в ходе рассмотрения уголовного дела, но и готово провести защиту прав заключенных: профессионально и в срок

Читайте еще про услуги адвоката по уголовным делам:

Все о работе адвоката по статье 228 УК РФ по ссылке

С нами жалоба на следователя образец Вам не понадобится — мы все сделаем самостоятельно

katsaylidi.ru

Последние слова на суде

Бывший зампрокурора Ухты Григорий Чекалин выступил с последним словом в уголовном процессе, где он обвиняется в даче заведомо ложных показаний в ходе судебного разбирательства по поджогу торгового центра «Пассаж».

Григорий Чекалин выступил с последним словом. Фото Михаила Дасюка

До последнего слова подсудимого в прениях кратко выступил его адвокат Григорий Бураков, который расставил свои акценты в деле. Бураков поблагодарил Григория Чекалина за то, что тот «дал глоток свободы слова в уголовном процессе», и выразил надежду, что, учтя такой опыт, в дальнейшем следователи и работники прокуратуры не будут умалчивать об известных им фактах фальсификации.

Защитник подчеркнул, что Чекалину было представлено обвинительное заключение на трех страницах, тогда как в прениях гособвинитель выступил с двухчасовой речью, огласив текст на 50 с лишним страниц. По мнению защиты, гособвинение попыталось расширить предъявленное обвинение.

Защитник не обнаружил в предъявленном обвинении прямых улик, подтверждающих вину Чекалина. Недоумевал адвокат по поводу оценки показаний как заведомая ложь, а не искреннее заблуждение или выражение своих предположений. Бураков со ссылкой на показания четырех сотрудников УФСБ по Коми заявил о доказанности отсутствия у Чекалина корыстного умысла в даче заведомо ложных показаний.

— Было доказано, что весной 2006 года Чекалин обратился к компетентным органам о возможных фальсификациях материалов уголовного дела о «Пассаже», — подчеркнул защитник. – В приговоре поджигателям «Пассажа» слова, касающиеся оценки показаний Чекалина — как ложные, я не могу назвать не иначе как литературные. Оценка ложности показаний должна быть дана именно в настоящем уголовном деле.

После выступления адвоката прения закончились, и подсудимому было предоставлено последнее слово. БНКоми приводит его речь без купюр.

Уважаемый суд, участники процесса и представители средств массовой информации. В соответствии с положениями УПК РФ я, как подсудимый, имею право, перед удалением суда в совещательную комнату, на последнее слово. Но я считаю, что сказанное в этом процессе слово будет для меня далеко НЕ последним.

Хочу сообщить Вам, что созданный средствами массовой информации мой образ героя, бросившего вызов системе, явно приукрашен. Я не считаю себя героем, мне претит этот образ. Мне 27 лет, и я самый обычный человек, такой, каким меня воспитали мои родители. Я вырос в многодетной семье и в 16 лет уехал из дома получать высшее образование в Питер. Там я был предоставлен сам себе, учился, зарабатывал на жизнь и в 20 лет начал работать в прокуратуре города Ухты старшим следователем. В 21 год я стал следователем по особо важным делам, в 24 – заместителем прокурора города. И дело не в моих связях или деньгах. Мои родители — самые обычные люди, мама – фельдшер скорой помощи, а отец простой рабочий на заводе. Я привык в этой жизни всего добиваться сам, своим усердием и умом. Мой дед несколько десятков лет проработал следователем в милиции, и его личный пример во многом предопределил мою судьбу и отношение к службе Закону.

Я до сих пор строго соблюдаю присягу прокурорского работника, торжественно данную мной в 2003 году:

Посвящая себя служению Закону, я торжественно поклялся:

свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления;

непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия;

активно защищать интересы личности, общества и государства;

чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей;

строго хранить государственную и иную охраняемую законом тайну;

постоянно совершенствовать свое мастерство, дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности, свято беречь и приумножать лучшие традиции прокуратуры.

Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры».

Для большинства моих бывших коллег эти слова — пустой звук, но для меня они стали смыслом жизни. Я до сих пор ни на шаг не отступил от этой клятвы и буду следовать ей всю свою жизнь.

Все вы стали свидетелями так называемого «уголовного преследования» в отношении меня, организованного прокуратурой Республики Коми. Я не отделяю Следственный комитет от прокуратуры, потому что работают и там, и там все мои знакомые, бывшие коллеги. Об абсурдности обвинения и недоказанности наличия в моих действиях состава преступления Вам стало известно из моих прений, которые я предоставил суду в письменном виде. Оправдательный приговор самому себе – это не издевка над правосудием. Оправдательный приговор самому себе – это то, как я вижу всю абсурдность этого фарса прокуратуры Республики Коми, обзываемого уголовным преследованием, неспособность правоохранительных органов Республики Коми даже на более профессиональную месть.

Поверьте, я не хотел загнать суд в угол и не оставить председательствующему шанса на вынесение обвинительного приговора. Это не так. Я знаю, что обвинительный приговор мне был вынесен еще задолго до возбуждения в отношении меня этого уголовного дела. Это случилось в тот самый момент, когда 04.12.2007 года я, будучи действующим заместителем прокурора города Ухты, явился в суд и сообщил известные мне факты фальсификаций доказательств в уголовном деле о поджоге ТЦ «Пассаж». Именно в тот самый день государственный обвинитель Овчинников уже знал, что пройдет время, и он будет поддерживать обвинение от имени государства, предъявленное подсудимому Чекалину.

В силу многих факторов я не склонен верить в то, что по настоящему делу будет постановлен справедливый приговор. Все дело в том, что оценка ложности или недостоверности моих показаний дана не каким-нибудь городским или районным судом. Случилось так, что такие выводы сделал Верховный суд Республики Коми. Тем самым именно Верховный суд РК не оставил выбора судье Печинину А.Н. На повестке дня остались лишь два вопроса — квалификации моих действий и назначения наказания.

Вы спросите меня, откуда у меня такая уверенность в том, что меня однозначно осудят, ведь стороной защиты были представлены веские доказательства, опровергающие позицию обвинения. А я вам отвечу: вы же видели, с какой легкостью г-н Овчинников обошел все не складывающиеся в его картину обвинения моменты в своих прениях? Видели и слышали. Тогда о чем тут говорить. Ведь при написании оправдательного и обвинительного приговора суд, выносящий подобные решения, сначала должен определиться с двумя вопросами – виновен или невиновен. Вот после того, как суд сделал для себя один из этих выводов, он начинает писать приговор. Если суд считает подсудимого виновным, то на уже существующее убеждение о виновности накладывается анализ доказательств, свидетельствующих о совершении преступления, а все остальное отметается как ненужный хлам. В случае решения о невиновности все происходит с точностью наоборот. По своему опыту могу сказать, что даже доказательства стороны защиты могут быть расценены судом как указывающие на совершение преступления, и это ни для кого не секрет.

Все мы видели позицию суда, который дважды отказывал стороне защиты в оказании содействия для обеспечения явки бывших и действующих сотрудников УФСБ по РК. Мотивом отказа в удовлетворении ходатайств служило, по мнению суда, то, что указанные лица не смогут сообщить суду сведения, имеющие отношение к предъявленному мне обвинению. Но в вашем присутствии был допрошен генерал Пиюков, полковник Тырин, которых суд не хотел видеть за трибуной для допроса. Неужели у кого-то из присутствующих здесь остались сомнения в том, что эти свидетели сообщили суду сведения, полностью подтверждающие мои показания о фальсификации доказательств и имеющие прямое отношение к предъявленному мне обвинению. А представьте себе, что свидетель Пиюков не явился бы сам в суд для допроса. Что бы было тогда? Узнали ли бы вы все, что на самом деле происходило и происходит в прокурорских кулуарах? Узнали ли бы вы все, что позиция УФСБ по РК по выявлению фальсификаторов была согласована с Генеральной прокуратурой? Конечно, нет.

Вы только представьте себе, как много интересного нам мог поведать г-н Басманов, которого Шуклин пытался долгое время уволить. Именно из-за этого в 2007 году Басманов больше полугода сидел на больничном. А потом, после своего назначения на должность руководителя Следственного комитета, стал мстить Шуклину. Ведь никто не опроверг мои слова о том, что именно Басманов был больше всех заинтересован в моем допросе в суде только для того, чтобы потом иметь возможность подвести Шуклина под увольнение. А о личном контроле за расследованием и судебным рассмотрением дела о «Пассаже» Торлопова мы вообще все хорошо осведомлены. Но, увы, ни следствие, ни суд почему-то не позволили стороне защиты допросить их.

Благодаря средствам массовой информации процесс в отношении меня стал действительно одним из самых гласных в Республике Коми, и я благодарен им за это. Уголовное дело в отношении меня станет одной из лакмусовых бумажек, посмотрев на которую, общественность сможет оценить действительность принципа независимости суда — независимости от прокуратуры, Следственного комитета и правительства Республики Коми. Позиции стороны обвинения и защиты в прениях сторон опубликованы многими печатными изданиями. В интернете есть полный текст моих прений. И приговор в отношении меня тоже будет представлен для всеобщего обозрения.

Как мне несколько раз в беседах говорил г-н Овчинников, нужно уметь «отделять котлеты от мух» в деле о поджоге ТЦ «Пассаж». По моему убеждению, сам он так и не смог или не захотел этому научиться. Сможет ли суд разобраться в этом сложном процессе сепарации «котлет» от «мух», — мы с вами обязательно увидим.

Так что же является в этом процессе «мухами», а что «котлетами». «Котлеты» — это те показания, которые я дал об известных мне фактах фальсификации. Именно те показания, которым сейчас суд должен дать оценку, а «мухи» — некие абстрактные причины молчания работника прокуратуры Чекалина Г.А., его личные отношения с братьями Махмудовыми, месть прокуратуры, политические игры вокруг поджога «Пассажа». Этот список можно продолжать до бесконечности. Но суд в этом процессе обязан абстрагироваться от всего перечисленного, взять в руки самый настоящий сепаратор и дать ответ на один вопрос – есть ли в моих действиях состав преступления, совершил ли я уголовно-наказуемое деяние.

Давая показания в суде, я говорил о причинах моего «молчания» в ходе досудебного производства о ставших мне известными фактах фальсификаций основных доказательств причастности Коростелева и Пулялина к поджогу ТЦ «Пассаж». Мне кажется, судом доподлинно установлено, что мое молчание никак не было связано с моей корыстной заинтересованностью в исходе дела. Просто постарайтесь поставить себя на мое место. Представьте себе, что вы работаете следователем в прокуратуре, и на ваших глазах идут разговоры о необходимости фальсификаций доказательств. Обращаю ваше внимание именно на то, что «идут разговоры», а не совершаются фальсификации на ваших глазах. Если бы следователь Власенко или кто-нибудь другой из следственной группы при мне подделал бы хоть один протокол, я бы сразу же сообщил об этом вышестоящему прокурору. Но на тот момент я не был уверен в том, что совершены подделки протоколов следственных действий.

Поймите одно, вопросы фальсификации доказательств как само собой разумеющееся обсуждались на совещаниях при прокуроре города Ухты Санаеве. Я настаиваю на этом, и только благодаря попустительству Санаева, а не моему «молчанию», фальсификации были совершены. И вот представьте себе такую ситуацию — при мне и прокуроре города ставится вопрос о необходимости подделки протокола допроса свидетеля Хозяинова. Прокурор города реагирует на это как на обычный вопрос повестки дня. Я знаю о том, что прокуратура Республики Коми требует скорейшего направления дела в суд. И тут я заявляю о том, что слышал на совещании, но не уверен в том, что подделка совершена. Где гарантии того, что подделанный протокол допроса свидетеля Хозяинова не «потерялся» бы таким же образом, как Евсеев изъял его копию из КНД, или таинственным образом не исчез, как файл этого допроса из рабочего компьютера Надуева. В итоге меня бы обвинили в том, что я разваливаю дело в чьих-то интересах, Хозяинов бы все равно опознал Пулялина, и ничего бы не поменялось. Фальсификации бы продолжились, но уже никто бы не посмел заявить о том, что они имеют место.

Именно поэтому, когда дело было на столе у судей Верховного суда РК и «добропорядочные» следователи и прокуроры уже не имели доступа к его материалам, чтобы исправить свои подделки и фальсификации, я и сообщил суду об известных мне фактах. Как итог – фальсификации подтвердились, суд пришел к выводу, что в деле нет ни одного доказательства, подтверждающего причастность Коростелева и Пулялина к поджогу. Частное определение выглядело как обвинительное заключение для Власенко и нескольких работников милиции. Но, увы, в нашей республике место юстиции по-прежнему занимает политика! И как доказательство этому оправдательный приговор и частное определение было отменено. По чьей протекции — я могу только догадываться, но тот общественный резонанс, который вызвал оправдательный приговор, могла погасить только его отмена.

О роли ФСБ в этом деле можно много рассуждать, но и недооценивать ее нельзя. Поверьте, меня меньше всего интересует, были ли нарушены сотрудниками ФСБ требования закона «О прокуратуре»; меня не интересует, почему именно осенью 2007 года, а не в 2006 году, ими все-таки были задокументированы факты фальсификаций, ставшие известными от меня. Мне важен тот факт, что еще до моего допроса в суде заместитель Генерального прокурора России Гуцан знал о том, что работник прокуратуры города Ухты Чекалин пойдет в суд давать показания о фальсификациях доказательств, задокументированных и подтвержденных сотрудниками УФСБ по Республике Коми. Так задайтесь вопросом – почему меня никто не остановил? Значит, это было нужно Генеральной прокуратуре! А зачем это было нужно Генеральной прокуратуре? Затем, чтобы снять неудобного для всех прокурора республики Шуклина! А зачем снимать Шуклина? Потому что он полез туда, куда лезть не стоит – в «Желтый дом» и Госсовет! Неужели в «Желтом доме» и Госсовете работают не честные люди? Этот вопрос я оставлю без ответа. У каждого даже мало-мальски адекватного жителя республики уже давно не осталось на этот вопрос второго ответа.

Давайте на секундочку представим себе, что я никогда не был допрошен в суде по делу Пулялина и Коростелева. Что изменилось бы? Я отвечу вам – ничего. Суд под председательством Кунтаровского все равно бы вынес оправдательный приговор, а суд под председательством Никитина – обвинительный. Я бы продолжал работать в прокуратуре и наверняка в должности прокурора города или района. Никто бы и не знал, что свидетель Хозяинов никогда не мог опознать Пулялина, что протокол его допроса подделан и имеются сомнения в подлинности еще целого ряда доказательств. Пулялин и Коростелев точно так же бы отбывали наказание, и никому в республике не было бы дела до этих молодых парней. Ни у кого бы не возникло сомнения в их причастности к поджогу.

А что же сделал я, наплевав на свою карьеру? Я дал всем вам шанс объективно оценить работу следствия в деле о поджоге ТЦ «Пассаж». Я дал всем вам шанс самим убедиться в неоднозначности позиции следствия, прокуратуры и суда о виновности Пулялина и Коростелева. Я вместе с Евсеевым открыл глаза общероссийской общественности на беспредел правоохранительных органов Республики Коми. Но я не считаю себя жертвой! Я сделал сознательный выбор и буду следовать ему, чего бы мне это не стоило!

Ровно за месяц до моего допроса в суде 04.12.2007 года прокуратурой Республики Коми я был выдвинут в номинанты ежегодной премии за гражданское мужество в противостоянии преступности. Я проникся идеей организаторов премии, а слова скульптора Георгия Франгуляна, создавшего символ премии, запали мне в душу: «Сквозь мрачные тона нашей реальности прорываются золотые нити – это и есть наши с вами благие поступки. Замысел премии мне очень близок по духу, это настоящая награда людям, сделавшим сознательный выбор в пользу добродетели, решившимся на ПОСТУПОК».

Поверьте, если бы сейчас вернуть все назад и вновь оказаться возле зала судебного заседания 04 декабря 2007 года, я бы не развернулся, а вышел за трибуну, расписался в том, что предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и сообщил суду все то же самое. Я ни секунды не жалел и не жалею о своем поступке. Я знаю, что могу лишиться свободы, но уверенность в том, что я буду страдать за правду, вселяет в меня силы.

Ваша честь! Заканчивая свою речь, я хочу сообщить, что Вы обязаны избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в Вашей объективности, справедливости и беспристрастности. Реалии современной российской юстиции таковы, что для вынесения правосудного приговора помимо перечисленных качеств судья должен обладать настоящим мужеством. Мужеством, которое не позволит ему пойти на поводу у коррумпированных чиновников и постановить по делу единственно возможное справедливое решение. Ваша честь, я желаю Вам мужества и прошу помнить, что от Вашего решения зависит не только моя свобода, но и жизни двух невинно осужденных молодых людей.

www.bnkomi.ru

Последнее слово в суде по Немцову: «Чеченцы не стреляют в спину»

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Обвиняемые по делу об убийстве Бориса Немцова в среду выступили с последним словом в Московском окружном военном суде. Теперь на вопросы о причастности к преступлению пяти человек, сидящих на скамье подсудимых, должны ответить присяжные.

Братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов, Заур Дадаев и Хамзат Бахаев отрицают свою вину.

По версии следствия, все пятеро подсудимых — исполнители, а организатор убийства — Руслан Мухудинов, шофера замкомандира батальона чеченского МВД «Север» Руслана Геремеева. Обвинения Мухудинову предъявлены заочно — с ноября 2015 года он находится в международном розыске.

Представители семьи убитого политика с выводами следователей не согласны — они убеждены, что нападение организовал сам Геремеев.

Русская служба Би-би-си публикует отрывки из обращений подсудимых к присяжным.

Хамзат Бахаев:

Не буду вас утомлять долгими разговорами. Хотелось бы отметить несколько моментов. Да, это ужасное убийство, ему нет оправдания. Но не менее ужасно, что с такой легкостью могут обвинить невиновного человека.

Об убийстве Бориса Ефимовича Немцова я узнал 28 февраля у себя дома. Ни до этого, ни после этого я не знал, кто убил Немцова. Мне кажется, я и сейчас этого не знаю.

Когда я выбирал суд присяжных, я знал, что вы обычные граждане нашей страны, и вы восстановите справедливость, которая была нарушена в отношении меня.

Шадид Губашев:

Я не имею к этому преступлению никакого отношения. Прошу прощения у потерпевших — я думал, что они сегодня будут, но их нет — за мои первоначальные слова [Шадид Губашев, видимо, имеет в виду свои признательные показания].

Я не знал этого человека [Бориса Немцова], только по телевизору видел и слышал. Прошу передать дочери и матери, что прошу прощения за мои слова, и моего брата [за признательные показания].

С Эскерхановым я здесь в первый раз познакомился в суде. С Мухудиновым я не виделся и не созванивался.

С Шавановым я не был знаком. Когда я его встречал [встречал — в аэропорту «Внуково» 26 февраля 2015 года], я знал, что до этого я этого человека не видел. У нас принято: попросили человека встретить — поехал, встретил, привез. Всё, больше я этого человека не видел.

В своей деревне Козино мы жили более десяти лет. Занимался грузоперевозками. Почему мою машину не проверили? Было бы видно, что вот я работаю на КАМАЗе.

Это политическое убийство, [. ]

В протоколе написано, что меня задержали 7 числа, идущего по обочине. На самом деле меня похитили 6 числа. Протокол об изъятии автомобиля БМВ составлен 27 мая! А где же он был изъят? Что она делала три месяца? Где она была?

Вам показывали хоть раз, чтоб моя машина двигалась за Немцовым? Не показывали, потому что я ни разу не ехал за Немцовым. Потому что этого не было.

Такая великая страна, которая должна защищать свой народ, убивает великого человека и вешает убийство на своих же людей. Всей страной охраняем Кремль — представить это можете? Они говорят, что я на своей машине перевозил преступников. Если я перевозил Бахаева, Эскерханова, Дадаева, Мухудинова — но не нашли ничего! Потому что они не сидели в этой машине. А если они не сидели, то как я мог их перевозить?

Я извиняюсь, если я вас утомил своим поведением. Если в вашем взгляде я некрасиво себя показал, я приношу свои извинения.

Я не прошу, чтобы вы меня посчитали невиновным — это на вашей совести. Я знаю, что я невиновен.

Анзор Губашев:

Я прошу передать матери убитого наши соболезнования. Матери, которая воспитала такого мужественного человека. Я этого не знал, но уже здесь прочитал книгу «Исповедь бунтаря» и узнал, какой это мужественный человек.

Прошу передать спасибо матушке и прошу прощения за то, что давал такие показания. Я на тот момент вообще не знал, что это за человек.

Я в первую очередь по Шариату готов нести ответственность. Мне 35 лет, я полностью готов нести ответственность.

За последние 20 лет вы везде видели по телевизору говорили «вот чеченские террористы», никто не говорит «российские террористы». Был такой отпечаток: вот чеченцы нехорошие. Я на своем примере это тоже уже встречал. Зачем это делается — это их дело, а вы будете решать, виновны мы или не виновны.

Я не давал никакие показания по существу дела. Я давал показания, чтобы спасти своих братьев. На самом деле я этого преступления не совершал и не имею к нему никакого отношения.

Обвинение говорит, что якобы мой номер телефона перекладывался в боевую трубку [«боевыми трубками» во время слушайний участники процесса называли анонимные мобильные телефоны, которыми, по версии следствия, пользовались подсудимые для слежки за Борисом Немцовым]. Спасибо огромное моей защите, защита вам рассказала, как это все происходило. Такого факта не могло быть и не было, и нету.

Я не отрицал и не отрицаю, что был на Веерной 3 и 46 [адреса квартир Руслана Геремеева, которые, по мнению следствия, использовались преступной группой для подготовки убийства Немцова]. Я приезжал к моему брату.

Сплоченности я не отрицаю, потому что это мои родные братья [Шадил Губашев и Заур Дадаев].

Я давал показания, которые мне говорили.

Прошу обратить внимание — все экспертизы делали в ФСБ [. ]

Объявите вы меня виновным или не виновным — меня уже не волнует. Главное, чтобы вы увидели истину — почему этот человек был убит. Мое мнение: он был убит за то, что высказывал свое мнение.

То что с нами случатся — Аллах знает. Я полагаюсь на Господа. 18 и 30 марта [во время проведенных в эти даты допросов Анзор Губашев сознавался в причастности к убийству]— это не мои показания. Я вынужден был давать эти показания. Моя цель была — хотя бы трое выйдут. Убили Шаванова [погиб при задержании в Грозном] — и они этого не скрывали. Хотя они тут говорят, что подорвался. Убили его. Не мог он подорваться.

Я никакого отношения к этому преступлению не имею. Хочу вам сказать большое спасибо, больше мне сказать нечего.

Темирлан Эскерханов:

Спасибо вам за терпение. Девять месяцев немаленький срок.

То что меня обвиняеют очень страшное преступление. Но клянусь Аллахом — я не совершал это преступление.

Виновен — не виновен. Это ихняя работа, им надо для палочки кого-то осудить.

С этим человеком [показывает на Анзора Губашева] меня познакомили следственные органы, с этим и этим [показывает на Бахаева и Шадида Губашева] еще позже. Заура Дадаева раньше знал, но никогда этого и не скрывал.

Что они из меня Джеймса Бонда делают? Куда мне это? Я еле русскому языку научился!

Я не стал людей оговаривать. Мне самому надо перед Богом завтра отвечать.

Как я в Москву приехал, уволился с работы, есть очень много свидетелей, они приезжали сюда, но им не дали выступить. А потом говорят — а кто вам мешал?

Я не совершал этого преступления. Я просто не понимаю, почему они меня разлучили с моей семьей. Хвала Аллаху, что у меня есть брат, который не бросит мою семью. Они даже не представляют, сколько вреда нанесли моей пожилой матери этими безосновательными обвинениями.

Я виноват в чем? Что я чеченец. Но я не могу заново родиться. Я никогда не страдал бандитизмом. Я верю в Судный день.

Я чист как слеза ангела.

Мне больше нечего вам сказать. Я вам очень благодарен. Не берите грех на душу.

Заур Дадаев:

По делу мне вообще-то нечего объяснять, адвокаты все объяснили. Не был я на этом преступлении, не был на месте преступления, не совершал его.

Я не должен прятаться за кого-то. Мне было очень стыдно за признательные показания. Мне стыдно за мое малодушие.

Может, я брата пожалел. Но это малодушие. Я был предан, я до конца служил, я не был преступником. Я советую всем офицерам, находящимся в этом зале — не можете служить, не тяните — увольняйтесь.

Я видел штабных офицеров, которые попадают на какие-то мероприятия и прячутся за рядовыми.

Я от всего этого убежал. Я поступил на юридический, приехал в Москву — это преступление что ли?

Вадим Прохоров начал, но не закончил одну историю. Когда имам Шамиль пошел сдаваться, боец крикнул — не сдавайся. Повернись хотя бы на миг! Шамиль не повернулся. А знаете почему? Шамиль знал, что чеченцы не стреляют в спину.

Мы не тот народ, чтобы за спиной кого-то убивать.

Сколько я человек похоронил за конституцию Российской Федерации!

Потерпевшая сторона, адвокаты, я к вам с уважением отношусь. Убили вашего друга. Все говорят, что доказательств нет. У вас была возможность ознакомится с материалами дела. Ознакомились? Вас интересует один Кадыров [ранее представители семьи Немцовых требовали допросить главу Чечни Рамзана Кадырова и депутата Госдумы Адама Делимханова]! Но мы не Кадыров, мы не Делимханов! Мы отдельные люди! Мы не бараны, чтоб один баран стадо портил.

Я вас прошу, чтобы вы к нам как к простым людям относились. Благодарю вас за ваше терпение. Желаю вам здоровья, счастья и любви.

www.bbc.com

Смотрите еще:

  • Оплата штрафов гибдд воронеж Проверить штрафы ГИБДД в Воронеже Ни один человек по собственной воле не захочет расставаться с деньгами, особенно когда дело касается штрафов. Но так уж случилось, что за нарушения правил дорожного движения надо платить. Если Вы читаете эту статью, то либо хотите проверить свои штрафы ГИБДД в Воронеже, […]
  • Как вернуть налог на налоговый вычет Налоговый вычет при покупке квартиры в кредит Как получить налоговый вычет при ипотеке? Если вы купили квартиру (дом, комнату или доли в имуществе) с помощью ипотечного кредита, то вы можете получить имущественный вычет. Кредитные средства так же как и ваши собственные, считаются вашими расходами. Поэтому, […]
  • Взыскание задолженности по заработной плате образец искового заявления Исковое заявление о взыскании заработной платы При задержках выплаты заработка в суд подается исковое заявление о взыскании заработной платы. Получение заработной платы для работника является главным стимулом осуществления трудовой деятельности, поэтому нарушение работодателем установленных сроков и порядка […]
  • Приказ 195 порядок продления срока Об организации осуществления контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов капитального строительств Положение устанавливает порядок продления срока […]
  • Документы для регионального материнского капитала в московской области Материнский капитал в Московской области До настоящего времени в Московской области (МО) в отличие от столицы действовали одновременно две программы материнского семейного капитала (МСК): федеральная, продолжающая действовать на всей территории нашей страны, и региональная, действующая до 2017 года и […]
  • Как выиграть дело по алиментам Выиграть дело алименты Если ответчик получает стабильную зарплату, то никаких оснований для назначения алиментов в твердой сумме нет. Алименты, если они назначены в процентном отношении, удерживаются с дохода, который подтвержден документально. Много информации по алиментам имеется на сайте […]
  • Законы о рыбалке в краснодарском крае Рыбалка. Информационный портал «LANDFISH» В Краснодарском крае введен весенний запрет на рыбалку В то время как в большинстве регионов России рыболовы ещё только ждут весеннего оживления клева из-подо льда, в Краснодарском крае рыба уже поднимается к нерестилищам. В этой связи в регионе с 1 марта введен […]
  • 81 участок мировой суд Судебный участок №81 195248, Санкт-Петербург, пр. Энергетиков, д. 26 вторник четверг: с 10-00 до 13-00 с 14-00 до 17-00 Быстрый переход: Информация об участке Территориальная подсудность Реквизиты для оплаты пошлины Слушания дела Информация об участке Недоспасова Елена Сергеевна Егорова Анастасия […]

Комментарии запрещены.