Прекращение прав собственности на жилой дом

Кассационное определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 18 ноября 2011 г. по делу N 33-3401/2011 (ключевые темы: пожар — жилой дом — прекращение права собственности — объекты недвижимости — уничтожение)

Кассационное определение СК по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 18 ноября 2011 г. по делу N 33-3401/2011

Судебная коллегия по гражданским деламВерховного Суда Республики Карелия

в составе председательствующего Рочевой Е.С.

и судей Степановой Т.Г., Коваленко С.В.

при секретаре Варламовой В.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца Администрации Сортавальского муниципального района Республики Карелия на решение Сортавальского городского суда Республики Карелия от 17 октября 2011 года по заявлению Администрации Сортавальского муниципального района к Анисимовой Р.П. о прекращении права собственности на жилой дом.

Заслушав доклад судьи Степановой Т.Г., объяснения представителя ответчика Автуховича Л.П., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

Администрация Сортавальского муниципального района обратилась в суд с иском к Анисимовой Р.П. о прекращении права собственности на жилой дом по тем основаниям, что ХХ.ХХ.ХХ. г. в строении жилого дома N ХХ по (. ) произошел пожар. Согласно справке Отдела надзорной деятельности УНД ГУ МЧС России по РК в результате пожара строение дома значительно повреждено огнем. Из акта комиссионного обследования здания от ХХ.ХХ.ХХ. г., произведенного специалистами АА с участием представителя Администрации Сортавальского муниципального района, в результате пожара и последующего разрушения под воздействием внешних факторов строение дома и находящиеся в нем жилые помещения полностью уничтожены, отсутствуют конструкции стен, отсутствуют междуэтажные перекрытия и лестницы, отсутствуют конструкции кровли и покрытие крыши.

Администрация Сортавальского муниципального района, ссылаясь на положения ст. ст. 15 , 16 ЖК РФ и ст. 235 ГК РФ, полагает, что Анисимова Р.П., как собственник объекта недвижимости, утратила в отношении принадлежащего ей дома право собственности. На основании изложенного Администрация Сортавальского муниципального района просила прекратить право собственности Анисимовой Р.П. на жилой дом NХХ по ул. (. ).

В судебном заседании представитель Администрации Сортавальского муниципального района Кораблева Т.В., действующая на основании доверенности, требования поддержала; указала, что с момента пожара ответчик не предпринимала никаких мер к восстановлению разрушенного жилого дома, который на сегодняшний момент не имеет признаков жилого, фактически является погибшим. Более того, ответчик, неоднократно обращалась в Администрацию с заявлениями о предоставлении земельного участка, чем вводила Администрацию в заблуждение, поскольку из смысла ответов на заявления Анисимовой Р.П. следует, что ею испрашивался земельный участок под существующий жилой дом, однако, фактически жилого строения не существует. Из договора купли-продажи жилого дома не следует, что ответчиком приобретался и земельный участок.

Ответчик Анисимова Р.П. в судебное заседание не явилась, была извещена надлежащим образом. Представитель ответчика Автухович Л.П. считал требования истца необоснованными; указал, что согласно договора купли-продажи от ХХ.ХХ.ХХ. г. Анисимова Р.П. приобрела жилой дом, два сарая и земельный участок площадью ХХ кв.м. В силу положений ст.39 Земельного кодекса РК одновременно с приобретением права собственности на строения Анисимова Р.П. приобрела вещное право на земельный участок фактической площадью ХХ кв.м., осуществляла уплату земельного налога. После пожара ХХ.ХХ.ХХ. г. дом был поврежден, однако собственник принимала меры к устранению последствий пожара, разбирая строение на материалы. Кроме того, на земельном участке сохранен фундамент. Также Анисимова Р.П. предпринимала действия по формированию земельного участка, однако в силу возраста и ограниченных финансовых возможностей не довела дело до окончательного результата. Считает, что требования истца противоречат конституционным принципам зашиты права собственности.

Решением суда Администрации Сортавальского муниципального района Республики Карелия отказано в удовлетворении исковых требований. С Администрации Сортавальского муниципального района в пользу Анисимовой Р.П. взысканы судебные расходы и расходы на оплату услуг представителя в сумме ХХ рублей.

С решением суда не согласна Администрация Сортавальского муниципального района, считает его не обоснованным, принятым с нарушением норм материального права. В кассационной жалобе просит отменить решение и принять новое решение об удовлетворении исковых требований. В обоснование доводов жалобы указывает, что в результате пожара и последующего разрушения под воздействием внешних факторов строение дома и находящиеся в нем жилые помещения полностью уничтожены. То обстоятельство, что на дату проведения осмотра жилой дом как объект недвижимости полностью отсутствует, не оспаривалось представителем истца. Суд же делает вывод, что в результате пожара произошло изменение объекта, а не его уничтожение. Однако указанные обстоятельства имели место на дату пожара (ХХ.ХХ.ХХ..), на день обращения с иском в суд объект недвижимости полностью отсутствует, что подтверждает и ответчик.

Согласно договору от ХХ.ХХ.ХХ. года Анисимова Р.П. купила целый жилой дом. В результате пожара, произошедшего ХХ.ХХ.ХХ. г., жилой дом утратил свои потребительские свойства, проживать в нем в соответствии с его первоначальным назначением стало невозможно. Жилой дом как объект недвижимости прекратил свое существование. Суд указывает, что акт от ХХ.ХХ.ХХ. г. не содержит сведений о состоянии фундамента. Однако фундамент как объект недвижимости не отвечает тем характеристикам, которые присущи первоначальному объекту — жилому дому, т.к. использование фундамента в том же качестве невозможно.

Наличие хозяйственных построек, также являвшихся предметом договора купли-продажи, не влияет на юридическую судьбу жилого дома, поскольку в силу ст. 135 ГК РФ вещь, предназначенная для обслуживания другой, главной вещи и связанная с ней общим назначением (принадлежность), следует судьбе главной вещи. Таким образом, прекращение права собственности на жилой дом в результате его гибели влечет прекращение права собственности и на хозяйственные постройки.

Суд указал, что собственник объекта недвижимости осуществлял действия по расчистке здания после пожара, готовя объект к реконструкции. Вместе с тем, разрешение на реконструкцию ответчицей в установленном порядке не получалось. Анисимова Р.П. неоднократно после пожара обращалась в Администрацию Сортавальского муниципального района с заявлением о предоставлении земельного участка в собственность под существующим объектом недвижимости (жилым домом), а не под реконструкцию объекта, тем самым намеренно вводила в заблуждение органы местного самоуправления, осуществляющие от имени государства в силу пункта 10 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» правомочия по распоряжению земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена.

Фактически на протяжении длительного времени ответчиком не предпринято мер к восстановлению объекта недвижимости. Земельный участок, на котором ранее размещался объект недвижимости, ни ответчице, ни иному лицу для строительства (реконструкции) не предоставлялся, что подтверждается данными из кадастра недвижимости, имеющимися в материалах дела. Разрешение на строительство (реконструкцию) на этом земельном участке, выданное уполномоченным органом по правилам, установленным градостроительным законодательством, в материалы дела Анисимовой Р.П. не представлено.

Поскольку ответчица на протяжении длительного времени фактически не предприняла мер к восстановлению объекта недвижимости в соответствии с пунктом 1 статьи 39 Земельного кодекса Российской Федерации у нее отсутствует также право и на земельный участок.

В возражениях на кассационную жалобу истца представитель ответчика Автухович Л.П. указывает на законность и обоснованность решения суда. Указывает, что суд правильно установил, что Анисимова Р.П. является собственником жилого дома с ХХ.ХХ.ХХ. года и вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ей имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Кроме того, следовало учитывать, что в соответствие с действующим на момент заключения договора купли-продажи Земельного Кодекса Республики Карелия (ст. 39) одновременно с приобретением права собственности на дом Анисимова Р.П. приобрела вещное право на земельный участок фактической площадью ХХ кв.м. Считает, что прекращение права собственности возможно либо по воле самого собственника, либо в силу обстоятельств, которые не могут рассматриваться как действия третьих лиц, специально направленные на прекращение права собственности, либо в результате принудительного изъятия имущества у собственника на законных основаниях.

Действительно ХХ.ХХ.ХХ. года принадлежащий Анисимовой Р.П. дом был частично поврежден огнем. Однако основные конструкции здания: фундамент, стены, перекрытия, стропильные конструкции сохранились, и Анисимова Р.П., как собственник, принимала возможные меры по восстановлению дома. Какой-либо опасности для третьих лиц строение дома не представляет. Право собственности на указанные остатки жилого дома остается за собственником. Действующее законодательство не содержит оснований для принудительного лишения права собственности. Анисимова Р.П. в силу своих физических и материальных возможностей частично восстановила дом после пожара, что подтверждается справкой ББ , и принимала меры по дальнейшей реконструкции дома. Однако фундаментные блоки, хозяйственные постройки, колодец и другие строительные конструкции оставались на участке.

Представители администрации не уведомили собственника о проведении обследования участка, а поэтому не могли знать о намерениях собственника по реконструкции дома. Ранее участок никогда не обследовался. При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда.

Согласно ст.35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом. Каждый гражданин Российской Федерации вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Основания прекращения права собственности предусмотрены положениями ст.235 Гражданского кодекса Российской Федерации, к числу которых относится в том числе гибель или уничтожение имущества.

Судом установлено, что Анисимова Р.П. является собственником жилого дома, расположенного по адресу: (. ). Право собственности ответчицы на указанное строение приобретено на основании договора купли-продажи от ХХ.ХХ.ХХ. г. и оформлено надлежащим образом. В результате пожара, произошедшего ХХ.ХХ.ХХ. г., строение жилого дома, принадлежащего Анисимовой Р.П., было значительно повреждено огнем.

Оценив доводы, приводимые истцом в обоснование своих требований, и представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к выводу о недоказанности истцом факта гибели или уничтожения принадлежащего ответчику объекта недвижимого имущества, а потому обоснованно не нашел правовых оснований для признания права собственности ответчика прекращенным. Собранным по делу доказательствам судом в решении дана соответствующая оценка, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Суд обоснованно критически оценил Акт комиссионного обследования от ХХ.ХХ.ХХ. г. жилого дома, принадлежащего Анисимовой Р.П., произведенного специалистами АА с участием представителя Администрации Сортавальского муниципального района, указав на то, что указанный Акт не свидетельствует о полной гибели или уничтожении дома, не содержит сведений о состоянии фундамента жилого дома, в составлении акта не принимали участие специалисты уполномоченного на проведение подобного исследования органа технической инвентаризации, обследование осуществлялось в отсутствие правообладателя объекта.

Действий, необходимых для прекращения существования регистрируемого объекта недвижимого имущества, ответчиком не производилось. Так, Анисимовой Р.П. не было получено разрешение на снос объекта (оставшиеся части стен, фундамент и пр.), объект не был снят с технического учета в органе технической инвентаризации. Напротив, по данным ББ принадлежащий ответчику объект по состоянию на ХХ.ХХ.ХХ. год учтен как жилой дом.

Согласно ст. 39 Земельного кодекса РФ при разрушении здания, строения, сооружения от пожара, стихийных бедствий, ветхости права на земельный участок, предоставленный для их обслуживания, сохраняются за лицами, владеющими земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения, при условии начала восстановления в установленном порядке здания, строения, сооружения в течение трех лет. Исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 Земельного кодекса РФ, вправе продлить этот срок.

Согласно ст.51 Градостроительного кодекса РФ строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство. В соответствии с п.7 указанной статьи для принятия решения о выдаче разрешения на строительство необходимы правоустанавливающие документы на земельный участок.

Судом установлено, что Анисимова Р.П., начиная с февраля ХХ.ХХ.ХХ. года (то есть в установленный законом трехгодичный срок) предпринимала действия, направленные на оформление в установленном законом порядке прав на земельный участок, на котором расположен объект. Так, Анисимова Р.П. трижды обращалась в Администрацию Сортавальского муниципального района РК с заявлениями от ХХ.ХХ.ХХ. года, ХХ.ХХ.ХХ. года, ХХ.ХХ.ХХ. года о предоставлении земельного участка под домом в собственность, заключила договор на выполнение работ по территориальному землеустройству от ХХ.ХХ.ХХ. г.

Из содержания писем, направленных Администрацией Сортавальского муниципального района в адрес Анисимовой Р.П., копии которых имеются в материалах дела, следует, что Администрацией фактически была начата процедура рассмотрения заявления о предоставлении земельного участка в порядке, предусмотренном ст.36 Земельного кодекса РФ, но решения о предоставлении земельного участка приняты не были.

С учетом совокупности изложенных обстоятельств судебная коллегия не усматривает нарушения прав и законных интересов истца существованием права собственности Анисимовой Р.П. на жилой дом.

Судебная коллегия также принимает во внимание, что объект, о прекращении которого заявлено истцом, является жилым домом. В силу же ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.

С учетом изложенного, принимая во внимание гарантии, закрепленные ст.ст. 35 и 40 Конституции РФ, судебная коллегия полагает правильным вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Администрацией Сортавальского муниципального района РК требований.

Доводы кассационной жалобы истца были предметом рассмотрения суда первой инстанции, получили правовую оценку, и по существу направлены на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющих в деле доказательствах, а потому не могут являться основанием для отмены состоявшегося судебного решения. Решение суда является законным и обоснованным, основанным на правильном применении и толковании норм материального права.

Руководствуясь положениями статей 361, 366, 367 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

решение Сортавальского городского суда Республики Карелия от 17 октября 2011 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца Администрации Сортавальского муниципального района Республики Карелия — без удовлетворения.

www.garant.ru

Решение по делу 2-3523/2017

Именем Российской Федерации

27 июля 2017 года

Центральный районный суд г. Барнаула в составе:

при секретаре А.В.Гулидовой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску комитета жилищно-коммунального хозяйства г.Барнаула к ФИО2, ФИО1 о прекращении права собственности на жилой дом, земельный участок, возложении обязанности снять жилое помещение с государственного кадастрового учета,

Истец обратился в суд с иском, указав, что ответчики являются участниками общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок по адресу . Жилой дом попал в зону затопления. Межведомственной комиссией принято заключение о признании его непригодным для проживания. Поскольку условием предоставления государственного жилищного сертификата является признание жилого помещения непригодным для проживания в связи с утратой жилого помещения в результате чрезвычайной ситуации, стихийного бедствия, основания для сохранения за ответчиками права собственности на жилое помещение и земельный участок по адресу: . отсутствуют. Членом семьи собственников жилого дома ФИО3 получен и реализован государственный жилищный сертификат. В настоящее время жилой дом снесен. Просит прекратить право собственности ответчиков на 1/2 доли каждого на жилой дом и земельный участок по адресу: . возложить на ответчиков обязанность снять жилое помещение по адресу: . с кадастрового учета.

В судебном заседании представитель истца настаивала на удовлетворении исковых требований по основаниям, изложенным в исковом заявлении, указала, что ФИО3 как член семьи собственников жилого дома по адресу: . получил государственный жилищный сертификат и реализовал его. В настоящее время жилой дом по указанному адресу фактически отсутствует, но стоит на кадастровом учете, судьба земельного участка в свою очередь следует судьбе дома.

Ответчик ФИО2, ее представители в судебном заседании исковые требования не признали, пояснили, что в настоящее время решение о предоставлении ФИО2 государственного жилищного сертификата не принято, дом истцом снесен незаконно, что установлено решением суда, полагали отсутствующими основания для прекращения права собственности.

Представитель ответчика ФИО1 против удовлетворения иска возражала, пояснила, что ФИО1 не является членом семьи ФИО3, реализовавшего государственный жилищный сертификат.

Ответчик ФИО1 в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом.

Суд полагает возможным рассмотреть дело при имеющейся явке.

Заслушав пояснения явившихся участников процесса, исследовав и оценив представленные доказательства, суд приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию ФИО2 является собственником ? доли земельного участка, расположенного по адресу: . что подтверждается представленным свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ.

На основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 является собственником ? доли жилого дома, расположенного по адресу: . что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ.

Собственником еще одной ? доли земельного участка и жилого дома по адресу: . также является ФИО1, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ на жилой дом.

Таким образом, спорные жилой дом и земельный участок по адресу: . принадлежат ФИО2 и ФИО1 на праве общей долевой собственности (по ? доли). Площадь дома составляет 19,5 кв.м.

Согласно заключению Межведомственной комиссии для оценки жилых помещений муниципального жилищного фонда от ДД.ММ.ГГГГ, жилой . признан несоответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению, непригодным для постоянного проживания. Данное заключение принято на основании технического заключения ООО «Алтайпроект», согласно которому жилой дом в целом является аварийным и не подлежит эксплуатации.

Постановлением администрации г.Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ № жилой . в г.Барнауле был включен в сводный реестр жилых помещений, признанных непригодными для проживания в результате последствий паводка в мае-июне 2014 года на территории Алтайского края.

Постановлением администрации г.Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ № жилой . в г.Барнауле был выведен из состава жилищного фонда города.

Постановлением администрации г.Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ № ФИО3 – отец ФИО2 был включен в дополнительный список на получение государственного жилищного сертификата.

Как следует из информации Министерства финансов Алтайского края, указанный сертификат был предъявлен в уполномоченный орган по работе с государственными жилищными сертификатами – Главное управление строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Алтайского края. Денежные средства зачислялись комитетом на банковский счет продавца.

Решением Центрального районного суда г.Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ установлен факт постоянного проживания ФИО2 по адресу . в том числе в период май-июнь 2014 года, на Комитет ЖКХ г.Барнаула, Администрацию г.Барнаула возложена обязанность включить ФИО2 в список граждан, лишившихся жилого помещения, в результате последствий паводка от сильных дождей, прошедших в мае-июне 2014 года на территории города Барнаула Алтайского края, на получение государственных жилищных сертификатов.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от ДД.ММ.ГГГГ решение Центрального районного суда г.Барнаула от ДД.ММ.ГГГГ отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований ФИО2

Основанием для отказа в удовлетворении требований ФИО2 явилось то обстоятельство, что у ФИО2 на момент объявления режима чрезвычайной ситуации ДД.ММ.ГГГГ отсутствовала регистрация в спорном жилом помещении, и имелось в долевой собственности иное жилое помещение.

Из ответа на судебный запрос Министерства строительства, транспорта, жилищно-коммунального хозяйства Алтайского края следует, что ФИО1 является дедушкой ФИО2, за предоставлением жилищного сертификата не обращался, на момент чрезвычайной ситуации в спорном доме не был зарегистрирован по месту жительства и фактически не проживал. Таким образом, правом на получение государственного жилищного сертификата в связи с утратой дома не обладал.

Установлено, что Комитетом ЖКХ г.Барнаула было принято решение о сносе данного аварийного дома.

Факт сноса спорного дома комитетом жилищно-коммунального хозяйства города Барнаула сторонами не оспаривается. Согласно информации Комитета ЖКХ г.Барнаула жилой дом был снесен подрядной организацией ООО «РСО Плюс» в рамках исполнения муниципального контракта.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от ДД.ММ.ГГГГ с Комитета жилищно-коммунального хозяйства г. Барнаула в пользу ФИО2, ФИО1 взыскано в счет возмещения ущерба по 50 000 рублей каждому, в возмещение расходов по оплате государственной пошлины по 1850 рублей каждому, всего взыскано в пользу каждого по 51 850 (пятьдесят одной тысячи восемьсот пятьдесят) рублей. Указанным судебным постановлением установлен факт незаконного сноса дома, собственникам денежные средства взысканы в счет возмещения ущерба.

Право собственности, как и иные гражданские права, возникает и прекращается по предусмотренным в законе основаниям.

В частности, ст. 235 ГК РФ содержит открытый перечень оснований прекращения права собственности: при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Как следует из содержания ст. 235 ГК РФ, право собственности прекращается, в том числе, при гибели или уничтожении имущества.

Из смысла приведенной нормы следует, что прекращение права собственности, относящегося к вещным правам, в данном случае связано с прекращением физического существования самой вещи, поскольку право не может существовать без вещи.

В ходе рассмотрения дела установлено, что спорный жилой дом по адресу . . снесен, то есть не существует физически как объект. В свою очередь ответчикам компенсирована стоимость снесенного жилого дома.

Поскольку спорный объект недвижимости, объективно не существует (утрачен), право собственности ответчиков на него в силу норм п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации прекратилось независимо от наличия записи о праве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Принимая во внимание изложенное, суд считает возможным исковые требования удовлетворить в части, прекратить право общей долевой собственности ФИО2, ФИО1 по ? доле каждого на жилой дом по .

Оснований для удовлетворения требований истца о прекращении права ответчиков на земельный участок по . и возложении на них обязанности снять жилое помещение с государственного кадастрового учета суд не находит ввиду следующего.

В силу ст. 18 Федерального закона от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» граждане Российской Федерации имеют право на защиту жизни, здоровья и личного имущества в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Порядок и условия, виды и размеры компенсаций и социальных гарантий, предоставляемых гражданам ec8 Российской Федерации в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, устанавливаются законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации (п. 2).

В целях оказания помощи в приобретении жилого помещения гражданами Российской Федерации, пострадавшими в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, террористических актов или при пресечении террористических актов правомерными действиями, Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 07.06.1995 №561 «О государственных жилищных сертификатах, выдаваемых гражданам Российской Федерации, лишившимся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, террористических актов или при пресечении террористических актов правомерными действиями», которым признано необходимым выпустить государственные жилищные сертификаты для граждан Российской Федерации, лишившихся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, террористических актов или при пресечении террористических актов правомерными действиями.

В соответствии с п.п.1, 2 постановлением Правительства Российской Федерации № 561 государственные жилищные сертификаты выдаются на основании решения Правительства Российской Федерации. Государственные жилищные сертификаты выдаются гражданам, постоянно проживавшим и зарегистрированным в утраченном жилом помещении на момент чрезвычайной ситуации, стихийного бедствия, террористического акта или пресечения террористического акта правомерными действиями.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.10.1995 №982 утвержден Порядок выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов, выдаваемых гражданам Российской Федерации, лишившимся жилого помещения в результате чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий, террористических актов или при пресечении террористических актов правомерными действиями.

Таким образом, предусмотрена форма государственной поддержки граждан, лишившихся в результате чрезвычайной ситуации, стихийного бедствия жилого помещения — предоставление государственного жилищного сертификата.

Из изложенного следует, что целью предоставления государственного жилищного сертификата является предоставление именно жилого помещения, в чем отражается и его компенсационный характер.

Вместе с тем указанный государственный жилищный сертификат не компенсирует утрату земельного участка. Кроме того, в ходе рассмотрения дела установлено, что ответчики не приобрели права на получение государственного жилищного сертификата.

В силу статьи 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом (часть 1); никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (часть 3).

Таким образом, суд полагает, что ответчики могут быть лишены данного объекта недвижимости только в силу ст.235 ГК РФ, или принудительно при изъятии в порядке, предусмотренном ст. 279 ГК РФ, главой VII.1 Земельного кодекса Российской Федерации.

Прекращение права собственности на жилой дом в данном случае само по себе не влечет прекращение права собственности на земельный участок.

Согласно положениям ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Порядок осуществления государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав определен положениями Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ (ред. от 01.07.2017) «О государственной регистрации недвижимости».

Согласно ст. 14 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ государственный кадастровый учет и (или) государственная регистрация прав осуществляются на основании заявления, за исключением установленных настоящим Федеральным законом случаев, и документов, поступивших в орган регистрации прав в установленном настоящим Федеральным законом порядке.

Перечень лиц, по заявлению которых осуществляются государственный кадастровый учет и государственная регистрация прав, указана в ст. 15 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ, согласно которой при осуществлении государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав одновременно такие государственный кадастровый учет и государственная регистрация прав осуществляются по заявлению собственника здания, сооружения, объекта незавершенного строительства, единого недвижимого комплекса, — при государственном кадастровом учете и государственной регистрации прав в связи с прекращением существования таких объектов недвижимости, права на которые зарегистрированы в Едином государственном реестре недвижимости.

Из системного анализа приведенных выше положений законодательства следует, что государственный кадастровый учет осуществляется на основании заявления заинтересованного лица и зависит от его волеизъявления. Обязанность по подаче такого заявления в органы государственного кадастрового учета законом не установлена.

В связи с изложенным суд не находит законных оснований для возложения на ответчиков обязанности снять жилое помещение по адресу: . с кадастрового учета.

Вместе с тем разъясняет, что согласно пп. 5 п. 7 ст. 14 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ основанием для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав являются, в числе прочего, вступившие в законную силу судебные акты. Таким образом, истец не лишен возможности самостоятельно обратится в орган кадастрового учета и государственной регистрации прав с заявлением о снятии объекта с кадастрового учета, представив настоящее решение о прекращении права собственности на объект недвижимости.

С учетом изложенного исковые требования подлежат удовлетворению в части.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Исковые требования комитета жилищно-коммунального хозяйства г.Барнаула удовлетворить в части.

Прекратить право общей долевой собственности ФИО2, ФИО1 по ? доле каждого на жилой дом по .

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Алтайский краевой суд через Центральный районный суд г.Барнаула в течение одного месяца со дня составления решения в окончательной форме.

rospravosudie.com

Смотрите еще:

  • Осаго самара коэффициент Стоимость полиса ОСАГО увеличена Постановлением Правительства России № 574 от 13 июля 2011 утверждены новые тарифы по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Увеличены практически все виды коэффициентов, на основе которых рассчитывается стоимость […]
  • Поручительство в мвд приказ Приказ МВД РФ от 18 мая 2012 г. № 522 “Об утверждении Порядка оформления личного поручительства при поступлении на службу в органы внутренних дел Российской Федерации и Категорий должностей, при назначении на которые оформляется личное поручительство” (не вступил в силу) В соответствии с частью 7 статьи 17 […]
  • 209 закон об охоте Закон об охоте Российской Федерации с поправками за 2011 — 2016 год 10 января , 2016 Федеральный закон от 24.07.2009 N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» с поправками. Информация актуальна на первый квартал 2016 […]
  • Применение закона no 223-фз Письмо Минфина России от 16 июня 2017 г. N 24-01-09/37717 О применении положений Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ Минфин России рассмотрел обращение по вопросу о применении положений Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических […]
  • Правил n 861 Постановление Правительства РФ от 27.12.2017 N 1661 ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕот 27 декабря 2017 г. N 1661 О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПРАВИЛА ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРИСОЕДИНЕНИЯ ЭНЕРГОПРИНИМАЮЩИХ УСТРОЙСТВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ, ОБЪЕКТОВ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ, А […]
  • Звезды платят налог Вести Экономика Москва, 1 декабря - "Вести.Экономика". Известный американский рэп-исполнитель DMX (Эрл Симмонс) признал в суде свою вину за неуплату налогов на сумму почти в $2 млн, говорится в заявлении прокуратуры Южного округа Нью-Йорка. "Симмонс признал вину в федеральном суде по одной из статей по […]
  • Закон об основа гчп Законы субъектов Российской Федерации об участии в ГЧП Закон Республики Башкортостан от 17.06.2016 № 398-з «Об участии Республики Башкортостан в государственно-частном партнёрстве» Забайкальский край Закон Забайкальского края от 07.06.2010 № 374-ЗЗК «О государственно-частном партнёрстве в Забайкальском […]
  • Кбк по уплате штрафа в пфр КБК для уплаты штрафов изменились Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 24 января 2012 На основании изменений, внесенных в приказ Минфина России от 21 декабря 2011 г. № 180н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской […]

Комментарии запрещены.