Ст 1741 ук рф

Президент предлагает усилить ответственность за воспрепятствование предпринимательству

Д. Медведев внес в Госдуму законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и в статью 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

Диспозиции статей 171 «Незаконное предпринимательство» и 172 «Незаконная банковская деятельность» УК РФ указывают на «нарушение лицензионных требований и условий». Неопределенность этой законодательной формулировки по отношению к действиям предпринимателей и банкиров приводит к расширительному ее толкованию, а в ряде случаев открывает возможности для злоупотреблений. Формулировку из диспозиций обеих статей предлагается исключить.

В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2009г. № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в 6 раз увеличен размер крупного и особо крупного ущерба применительно к налоговым преступлениям. Аналогичное увеличение предполагается в законопроекте и в отношении иных преступлений в сфере экономической деятельности.

Как показывает анализ правоприменительной практики, статья 173 «Лжепредпринимательство» УК Российской Федерации практически не применяется. Связано это с неопределенностью ее формулировки, а также с тем, что предусмотренные деяния охватываются другими составами преступлений. Статью предлагается признать утратившей силу.

Статья 1741 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» УК Российской Федерации, напротив, применяется неоправданно широко. Отсутствие в этой статье указания на цель придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, как это сделано в статье 174 УК Российской Федерации, приводит к тому, что лицу, обвиняемому, например, в незаконном предпринимательстве, в случае совершения им любой покупки дополнительно инкриминируют и статью 1741 УК Российской Федерации. В связи с этим ее предлагается изложить в новой редакции.

В законопроекте содержится положение, в соответствии с которым заключение под стражу допускается только в исключительных случаях, при наличии определенных статьей 108 УПК РФ обстоятельств, в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, не являющихся «общеуголовными», в основном в сфере экономики. Такие лица, оставаясь на свободе до вынесения приговора, не представляют большой опасности для общества.

Кроме того, законопроектом предлагается существенно уточнить редакцию статьи 106 УПК Российской Федерации «Залог», что позволит расширить применение этой меры пресечения. Предполагается, в частности, что залог в качестве меры пресечения может быть избран в любой момент производства по уголовному делу. По уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести залог не может быть меньше 100 тыс. руб., а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях – менее 500 тыс. руб. Определяются условия принятия в залог недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций.

www.garant.ru

научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 и 1741 УК РФ

Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о наличии проблем при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741 УК РФ. Отдельные проблемы связаны с определением предмета данных преступлений, необходимым признаком которых является приобретение имущества владельцем в результате совершения деяния. Однако законодатель сделал исключение для преступлений, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, а именно, имущество, приобретенное в результате совершения вышеуказанных преступлений, не может являться предметом легализации.

Вопрос о целесообразности исключения из предмета легализации имущества, приобретенного в результате совершения налоговых преступлений, в современной научной литературе является дискуссионным.

На наш взгляд, исключение данных статей из общего списка преступлений, предусмотренных УК РФ (использование доходов, полученных в результате совершения которых, влечет уголовное наказание по ст. 174, 1741 УК РФ), является обоснованным. Денежные средства, приобретенные в результате совершения указанных преступлений, изначально получены легальным путем и в течение некоторого времени, предшествующего легализации, они могут находиться в легальном обороте, не образуя состава преступления. В связи с этим формулировка «денежные средства, приобретенные преступным путем» к ним не применима.

Однако целый ряд авторов не согласны с данным утверждением.

Так, профессор Б.В. Волженкин считает, что «данное объяснение представляется мне единственным, хотя и не очень убедительным, ибо, руководствуясь им, следовало бы указать и другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязанностей, например, ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности)»1.

По нашему мнению, с данной позицией нельзя согласиться по двум причинам.

Во-первых, декриминализация отмывания доходов, полученных в результате совершения преступлений, связанных с невыполнением имущественных обязанностей, не будет иметь практического эффекта из-за отсутствия в правоприменительной практике фактов выявления легализации доходов от подобных преступлений. Это связано как с невозможностью доказательства именно преступного характера легализуемого имущества, так и с отсутствием умысла на легализацию данного имущества. В отношении указанной Б.В. Вол-женкиным ст. 177 УК РФ можно отметить, что лицо, уклоняющееся от погашения кредиторской задолженности, не могло бы умышленно присвоить имущество своего кредитора и, распорядившись им по своему

усмотрению, легализовать полученный доход. В противном случае мы имели бы дело не с преступлением, предусмотренным ст. 177 УК РФ, а с совокупностью двух самостоятельных преступлений: хищением и легализацией преступных доходов.

Во-вторых, законодатель декриминализировал только те деяния, предшествующим преступлением по отношению к которым является запрещенное уголовным законом невыполнение имущественных обязанностей, посягающее именно на публично-правовой интерес. Представляется, что законодатель преднамеренно сохранил уголовно-правовой запрет на придание законных форм распоряжению имуществом, полученным в результате невыполнения имущественных обязанностей, посягающего на охраняемые уголовным законом частноправовые интересы.

Данная научная дискуссия во многом обусловлена встречающимися в юридической практике сложностями квалификации указанных деяний в случаях, когда предикатным преступлением к легализации преступных доходов является незаконное получение кредита. В судебной практика даже одних и тех же судов не сложилось единого подхода к этой ситуации.

Так, в августе 2005 г. Советским районным судом г. Челябинска за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, был осужден бухгалтер ООО «К.», предоставивший в один из банков подложные документы, содержащие не соответствующие действительности сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «К» и получивший на основании данных документов два кредита в сумме 5 млн руб. и 3 млн руб. соответственно.

Денежные средства поступили на расчетный счет ООО «К.» и были переведены на расчетный счет другой компании — ООО «Э.». Однако в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу суд прекратил в отношении подсудимого уголовное дело по ст. 1741 УК РФ за отсутствием состава преступления, мотивируя решение тем, что «состав преступления по незаконному получению кредита уже включает действия по распоряжению похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации по ст. 1741 УК РФ»2.

Представляется, что данное судебное решение необоснованно. Тем более, что тот же районный суд в январе 2006 г. осудил за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176, ч. 1, 1741, ч. 2 и 159, ч. 4 директора ООО «У.», который мошенническим путем, под предлогом поставок ГСМ, совершал хищения денежных средств организаций города в особо крупных размерах. По данным фактам в СУ при УВД г. Челябинска возбуждены семь уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Помимо этого было установлено, что им дважды: в октябре 2004 г. и в феврале 2005 г. по подложным документам о якобы имеющихся у него

крупных партиях ГСМ были получены кредиты на сумму в 10 и 2,6 млн руб. в одном из банков. По данным фактам были возбуждены два уголовных дела.

На полученные по кредитам денежные средства были куплены векселя в этом банке. По указанным фактам было возбуждено три уголовных дела по ст. 1741, ч. 2 УК. В этом случае Советский районный суд признал проведение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, легализацией (отмыванием) денежных средств, полученных преступным путем, назначив наказание по данному эпизоду в виде лишения свободы сроком на два года3. Таким образом, Советский районный суд фактически сам признал необоснованным свое предыдущее решение по названной совокупности преступлений.

Некоторые авторы считают, что «наличие так называемых «льгот» не является вполне обоснованным, поскольку, несмотря на первоначально правомерный источник денежных средств, после совершения преступления они приобретают преступный характер, а с учетом высокой степени общественной опасности уклонения от уплаты налогов, а также невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте их исключение из предикатных преступлений нельзя признать ни справедливым, ни целесообраз-ным»4. Такой подход объясняется прежде всего тем, что уклонение от налогообложения позволяет увеличивать «теневые» капиталы. Однако данное утверждение скорее подтверждает позицию законодателя, чем авторов, полагающих, что уголовно-правовым запретом на перевод средств в легальную экономику можно уменьшить теневой сектор.

Не вполне обоснованным представляется нам и мнение о том, что организованная преступность, неуплата налогов, легализация преступных доходов, а также контроль организованной преступности над предприятиями и организациями различной формы собственности, посредством которых проводятся незаконные финансовые операции, почти всегда тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Отметим, что неуплата налогов и действия организованной преступности пересекаются в редких случаях; получение незаконной прибыли посредством контролируемых организаций также не может быть приравнено к легализации преступных доходов, цель которой — введение капиталов именно в законный оборот посредством совершения финансовых операций, после чего с этих доходов производится взыскание налогов.

Относительно взаимосвязи отмывания преступных доходов и организованной преступности опыт правоприменительной деятельности показывает, что отмывание преступных доходов как социальное явление возникло еще до появления организованной преступности. Оно имеет свой генезис и условия существования, которые лишь отчасти, в определенные временные промежутки, совпадают с причинами и условиями существования организованной преступности.

Судебная практика свидетельствует, что легализация доходов связана со многими видами преступлений, причем не всегда совершаемыми преступными сообществами. И пока анализ следственной и судебной практики не дает нам необходимый эмпирический материал для рассмотрения легализации преступных доходов с позиции генезиса организованной преступности. В 2005 г., по данным Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, из 419 лиц, осужденных по ст. 174, 1741 УК РФ, только шесть лиц, или 1,4%, осуждены по ч. 4 данных статей (за легализацию преступных доходов в составе организованной преступной группы)5.

Таким образом, статистические данные, во-первых, не позволяют отождествлять отмывание преступных доходов с организованной преступностью, во-вторых, сделать какой-либо вывод лишь на основе этой полученной во время исследования цифре (1,4%).

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что имеющаяся в научной литературе критика юридической конструкции норм ст. 174, 1741 УК РФ в части, касающейся исключения из числа предшествующих легализации составов преступлений деяний, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, не является целесообразной. Цель данных норм — противодействие уводу капиталов из легального сектора экономики в теневой, а цель норм ст. 174, 1741 УК РФ, наоборот, — недопущение ввода преступных доходов в легальный оборот. Таким образом, законодатель исключил имевшую место до 2002 г. ситуацию с существованием уголовно-правовой нормы (ст. 174 УК РФ в ред. 1997 г.), направленной на достижение прямо противоположных целей, что приводило к невозможности реализации ни одной из них.

А. Васильев отмечает, что «об обоснованности и эффективности такого законодательного решения пока ведутся споры, и можно было бы привести немало аргументов «за» и «против», но имеется вероятность того, что «льготы» в отношении этих преступлений будут в конечном счете упразднены»6. Противники сохранения данных норм в современном виде не приводят д

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

naukarus.com

Конспекты юриста

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ).

Основной непосредственный объект рассматриваемых преступлений — общественные отношения в сфере реализации установленного порядка проведения финансовых операций и совершения сделок, исключающего вовлечение в хозяйственный оборот и участие в нем денежных средств и имущества, добытых преступным путем.

Дополнительный объект — имущественные интересы физических и юридических лиц.

Предметом преступления являются денежные средства и иное имущество, приобретенные преступным путем.

Денежные средства могут быть выражены в российской или в иностранной валюте, в наличной или безналичной форме.

К иному имуществу в силу ст. 128 ГК в частности относятся вещи, ценные бумаги, имущественные права. Имущество может быть как движимым, так и недвижимым; это и старинные монеты, произведения культуры и искусства, антиквариат, ювелирные изделия, украшения и т.п. Разновидностью имущества может выступать и само предприятие как единый имущественно-хозяйственный комплекс.

Имущество, включая денежные средства, должно быть получено преступным путем (хищение, торговля оружием, наркотиками, эксплуатация проституции и т.п.). При этом наличия преюдициального приговора не требуется — достаточно установить в ходе расследования сам факт преступного происхождения имущества и осведомленность об этом виновных лиц.

Применительно к ст. 174 УК речь идет об имуществе, заведомо добытом преступным путем другими лицами (не принимавшими непосредственного участия в преступлении, результаты которого легализуются), а в ст. 174.1 — о легализации имущества, добытого в результате преступления самим виновным (участником предикатного преступления).

С объективной стороны легализация выражается в совершении сделок или финансовых операций с указанным имуществом.

По законодательной конструкции составы преступлений формальные.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и наличием специальной цели — придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

При отсутствии такой цели состав данного преступления отсутствует. Это означает, что виновный не просто распоряжается имуществом, добытым преступным путем, как своим собственным, а стремится придать преступно приобретенному видимость законно полученного (по наследству, в результате дарения или безвозмездного пользования и т.п.).

Субъект преступления специальный. В соответствии со ст. 174 это лица, которые не принимали непосредственного участия в легализуемом преступлении, а согласно ст. 1741, наоборот, лица, принимавшие участие в предикатном (легализуемом) преступлении.

Для вменения ст. 174 УК лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, должно быть достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. Знание о преступном характере приобретения имущества не означает, однако, что лицу, легализующему это имущество, должны быть достоверно известны все обстоятельства такого приобретения.

Если лицом был заключен договор купли-продажи в целях легализации имущества, полученного им в результате преступления, и покупатель, осознавая указанное обстоятельство, приобрел это имущество для придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению им, то действия покупателя надлежит квалифицировать по ст. 174 УК, а действия продавца — по ст. 174.1 УК (п. 14 пост. № 32 Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»).

Квалифицирующим признаком I степени (ч. 2 ст. 174, ч. 2 ст. 1741 УК) выступает крупный размер, который должен превышать 1,5 млн руб. При совершении продолжаемого преступления крупный размер исчисляют исходя из всех входящих в объективную сторону преступления финансовых операций или сделок по легализации.

В качестве квалифицирующих признаков II степени установлены совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 3 ст. 174, п. «а» ч. 3 ст. 1741 УК) и лицом с использованием своего служебного положения (п. «б» ч. 3 ст. 174, п. «б» ч. 3 ст. 1741 УК).

Квалифицирующие признаки III степени имеют место, когда преступление совершено организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 174, п. «а» ч. 4 ст. 1741 УК) или в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 174, п. «б» ч. 4 ст. 1741 УК).

Особо крупный размер формализован в примечании к ст. 174 УК и должен в обоих случаях превышать 6 млн руб.

law-student.ru

Легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 и ст. 1741 УК)

Обобщенно говоря, под легализацией денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, следует понимать различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, с тем, чтобы затем извлекать из него доходы.

В Федеральном Законе сама легализация (отмывание) определена (ст. 3) как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 1991, 199-2 Уголовного кодекса РФ. Доходы, полученные преступным путем, разъяснялись как денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления.

Предметом преступления в той и другой статье названы денежные средства и иное имущество, приобретенные преступным путем.

Денежные средства и иное имущество как предметы легализации (отмывания) могли быть приобретены в России или за рубежом, но способ их приобретения, согласно действующей редакции ст.174 и 1741 УК, обязательно должен быть преступным. Источником их приобретения может быть совершение таких преступлений как хищение чужого имущества, контрабанда, вымогательство, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, оружия, ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные предпринимательство и банковская деятельность, организация занятия проституцией, незаконное распространение порнографических материалов или предметов, торговля людьми, организация незаконной миграции, получение взятки и другие.

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникающих при применении уголовного законодательства об ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, является вопрос о необходимости судебного установленного факта преступного происхождения легализуемого имущества. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» сформулировано следующие положение (п. 21): «При постановлении обвинительного приговора по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем, либо в результате совершения преступления».

Объективная сторона легализации (отмывание) преступных доходов описана как совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенным преступным путем (ст. 174 УК), а в ст. 1741 УК дополнительно к этим действиям указывается еще использование данных средств и имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пленум разъяснил понятие финансовых операций что « под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 1741 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование».

Пленум подчеркнул, что «по смыслу закона ответственность по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом» (п. 19).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Для привлечения к ответственности лиц, участвующих в легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, необходимо установить и доказать осознание ими того обстоятельства, что финансовая операция или другая сделка с их участием, а равно предпринимательская или иная экономическая деятельность (ст. 1741 УК) осуществляются с денежными средствами или другими имуществом, приобретенными преступным путем, и желание совершить такие действия.

В действующей редакции ст. 174 УК совершенно определенно сказано, что для состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, необходимо, чтобы финансовые операции и другие сделки с этим имуществом совершались «в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом». Уже одно это обстоятельство позволяет утверждать, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Субъект преступления специальный, им может быть не любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только тот, кто не участвовал в совершении первичного (предикатного) преступления, в результате которого было приобретено имущество, подлежащее легализации (отмыванию).

Субъектом-исполнителем деяния, предусмотренного ст. 1741 УК, может быть только то лицо (с 16 лет, гражданин России, иностранец или лицо без гражданства), которое в качестве исполнителя или иного соучастника принимало участие в совершении первичного (исходного) преступления, принесшего ему (им) доходы, подлежащие легализации (отмыванию).

Обе статьи (174 и 1741) предусматривают единую систему квалифицирующих признаков.

В ч. 2 ст. 174 и ч. 2 ст. 1741УК установлена ответственность за совершение соответствующих деяний в крупном размере, каковыми являются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом на сумму, превышающую один миллион рублей.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 3 ст. 174 и ч. 3 ст. 1741УК (группой лиц по предварительному сговору; лицом с использованием служебного положения) и ч. 4 ст. 174, ч. 4 ст. 1741УК (организованной группой), относятся только к случаям совершения легализации (отмывания) преступных доходов в крупном размере.

Участниками группы, действующей по предварительному сговору, применительно к данным преступлениям, будут все лица, которые так или иначе непосредственно участвовали в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем, либо использовали эти средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности (ст. 1741УК ).

Под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 3 ст. 1741 УК), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Особо квалифицированными видами легализации преступно полученных доходов в крупном размере является совершение этих действий организованной группой.

students-library.com

Апелляция напомнила судьям о необходимости доказывать умысел на легализацию средств

Волгоградский областной суд представил на своем сайте обобщение судебной практики по делам о легализации преступных доходов, а также приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путём за 2014 год и 1-й квартал 2015 года, утвержденное президиумом суда 27 мая.

Апелляционный суд анализирует назначение судами наказания, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, прекращение уголовного дела, вопросы квалификации дела и другие.

Как отмечает областной суд, обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.174.1 УК РФ (Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления), не придаётся значение доказыванию умысла лица на такие действия. Фиксируется лишь факт совершения лицом основного преступления, связанного с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом им распорядившимся, без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении придать легальный статус денежным средствам или иному имуществу.

У апелляционной инстанции вызывает сомнение обоснованность осуждения лиц, открывших в кредитных учреждениях счета для аккумулирования на них с целью последующего обналичивания денежных средств, полученных в результате преступной деятельности, поскольку простое распоряжение преступно – приобретённым имуществом – это цель корыстного преступления, и оно не требует дополнительной квалификации в качестве экономического преступления. Анализ судебной практики показывает отсутствие единообразного понимания содержания действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 1741 УК РФ.

Так, по приговору Кировского районного суда Волгограда от 28 июля 2014 года Ф. осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1 (Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств), п. «а» ч.4 ст.228.1, ч. 1 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1, ч.1 ст.30, п.п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.12.2011 года), ч. 3 ст. 69 УК РФ к 20 годам лишения свободы; Г. осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 228.1, п. «а» ч. 4 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.12.2011 года), ч.3 ст.69 УК РФ к 18 годам лишения свободы.

Согласно приговору, Г. и Ф. совместно с другими участниками организованной преступной группы зарегистрировали в одном из финансовых учреждений виртуальные счета, на которых аккумулировались средства, вырученные от продажи наркотических средств. В дальнейшем деньги с этих виртуальных счетов были переведены на счета другого кредитного учреждения для их последующего обналичивания.

Исходя из положений ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма», дающей понятие легализации (отмыванию) преступных доходов, и диспозиции ст. 174.1 УК РФ до снятия со счетов средств, полученных от продажи наркотического средства, Ф. и Г. должны были совершить действия по приданию этим деньгам вида законного дохода. Однако указанных обстоятельств не было установлено ни органами предварительного следствия, ни судом. Как видно из материалов дела, действия осуждённых были направлены лишь на получение наличных от продажи наркотиков, и не имели своей цели придания правомерности владения деньгами, полученными ими в результате совершения преступлений.

Апелляционным определение судебной коллегии Волгоградского областного суда от 2 декабря 2014 года приговор Кировского районного суда Волгограда от 28 июля 2014 года в части осуждения Ф. и Г. по ч. 3 ст. 174.1 УК РФ оставлен без изменения.

С полным текстом обобщения судебной практики Волгоградского областного суда по делам о легализации (отмывании) преступных доходов, а также приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путём за 2014 год и 1-й квартал 2015 года можно ознакомиться здесь.

Когда Эдуард и Элина Магомедовы* состояли в браке, они заключили договор о долевом строительстве однокомнатной квартиры стоимостью около 557 000 руб. Но после супруги развелись. За каждым из них осталась половина доли в помещении, строительство которого было еще не завершено. Спустя восемь лет застройщик передал квартиру владельцам. Отделка в ней была черновая, и Эдуард Магомедов отремонтировал ее за свой счёт. На это он потратил больше, чем обошлось само жильё, – около 715 000 руб. Бывшая супруга заявляла, как позже утверждал Магомедов, что квартира ей не нужна. Однако потом она передумала и решила въехать в квартиру. Сделать это получилось по решению суда, который обязал Магомедова не препятствовать ей в пользовании жильём. Тогда половину потраченных на ремонт средств он решил взыскать с бывшей жены. Для этого пришлось обратиться в суд: она не хотела платить и говорила, что её мнение при проведении ремонта не учли.

В первых двух инстанциях получить компенсацию фактически не вышло. Суды заключили, что заявитель должен был доказать, что согласовал с экс-супругой выполнение ремонта, его объём и расходы. Но представленные чеки, по мнению суда, не дают сделать вывод о том, что приобретенные материалы использовались именно для выполненных работ.

Дело дошло до коллегии по гражданским спорам ВС, которая не согласилась с нижестоящими инстанциями. В определении по делу (дело № 11-КГ17-37) коллегия под председательством судьи Вячеслава Горшкова указала: суды не учли, что, согласно смыслу статьи 980 ГК, тот, кто действовал в чужом интересе, должен понимать, что его действия направлены на обеспечение интересов другого, а его главная цель – улучшение положения другого лица, а не своего собственного. Но суды не установили, что Магомедов действовал исключительно в интересах экс-супруги, заметили в ВС. А значит, нельзя признать правильным то, что суды применили положения ст. 50 ГК о действиях в чужом интересе без поручения, заключил ВС.

При этом, напомнили в коллегии, согласно ст. 210 ГК, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, а в соответствии с п. 1 ст. 247 ГК, если речь идет о долевой собственности, собственники договариваются о том, как использовать имущество. При этом каждый обязан участвовать соразмерно своей доле, в том числе в издержках по содержанию и сохранению жилья, говорится в ст. 249 ГК. Если согласовать, кто и как несет издержки, не получилось, то вопрос решает суд.

Коллегия по гражданским спорам напомнила, что владеть имуществом – значит не только физически обладать им, но и относиться, как к своему, в том числе и ремонтировать. Квартиру без отделки Магомедов привёл в пригодное для проживания состояние за свой счёт. После этого его экс-супруга вселилась в спорную квартиру, а его обязали передать ей ключи и не мешать ей пользоваться помещением. Кроме этого, Магомедова была зарегистрирована в спорной квартире по месту жительства – то есть отремонтированную квартиру она использовала. То, что бывшие супруги не договорились, кто и сколько платит за ремонт, не означает, что в издержках можно вообще не участвовать, заметили в ВС.

Суды, со своей стороны, не определили разумный размер стоимости ремонта, необходимого для того, чтобы квартиру можно было использовать. ВС полностью отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Юристы сомневаются, что заявителю удастся компенсировать половину потраченных средств. ВС указал на то, что расходы по приведению жилого помещения в пригодное состояние для проживания должны быть разумными, а фигурирующую в деле сумму ремонта вряд ли можно назвать таковой, замечает Надежда Попова, юрист КА «Павлова и партнёры». «Стороны редко приходят в подобных вопросах к мирному урегулированию спора, в связи с чем аналогичные споры о стоимости произведенных неотделимых улучшений, обычно решаются именно в судебном порядке», – отмечает она и приводит схожую практику по вопросам неотделимых улучшений: Определение ВС от 22 ноября 2016 г. № 19-КГ16-31 (истец компенсировал ремонт, сделанный в квартире, которую ему планировали подарить, но не подарили) и Определение ВС от 19 сентября 2017 г. № 83-КГ17-18 (истица отремонтировала полученную по соцнайму от МВД квартиру, но когда ее выселили, смогла взыскать с ведомства деньги за ремонт).

Тем не менее необходимо учитывать, что отсутствие согласия сособственника на произведение улучшений объекта влечет для противоположной стороны риск не получить в дальнейшем компенсацию, предупреждает юрист КА «Юков и партнёры» Дмитрий Петров. Таким образом, перед началом ремонта квартиры или другого объекта общей собственности, лучше заручиться согласием всех сособственников, говорит он.

Петров перечислил другие категории самых распространенных споров из сферы недвижимости, на которую и приходится большая часть претензий собственников. Несмотря на четкие положения семейного законодательства, регулирующего имущественные отношения между супругами, множество конфликтов возникает с разделом имущества после развода (определение по делу № 67- КГ16-2, в рамках которого ВС указал, что квартира не будет общей, если она приобретена на деньги одного из супругов от продажи добрачного имущества).

Другая «популярная» тема – вопросы выкупа незначительных долей в праве собственности на квартиру, обратил внимание Петров. Подобные дела также не раз рассматривались на уровне Верховного суда. Например, в Определении Верховного суда от 14.06.2016 № 31-КГ16-3 указано, что истцы предприняли попытку принудительно выкупить незначительную долю в праве собственности на квартиру, которая была зарегистрирована за человеком, который не жил в квартире и не платил коммуналку.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Наталья Черненко* решила получить деньги за некачественный товар. Для этого пришлось подать в суд. Ответчиком выступало ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», от которого в суде потребовали вернуть стоимость некачественного товара, неустойку, компенсировать моральный вред и возместить судрасходы.

19 декабря 2016 года первая инстанция, Комсомольский районный суд Тольятти, решила частично удовлетворить требования заявительницы. Компания не согласилась с решением и попыталась его оспорить, но столкнулась с проблемой. Жалоба, поданная спустя более чем месяц, который дается по закону на апелляцию в подобных делах, оказалась в суде позже, чем следовало. Хотя представитель компании просил восстановить пропущенный срок, в Самарском областном суде ему отказали. Заявитель указал как уважительную причину пропуска срока то, что мотивировка пришла из суда слишком поздно, но в апелляции решили, что у стороны было достаточно времени для подготовки жалобы.

Две инстанции согласились, что при подобной хронологии событий об уважительности причин пропуска срока обжалования говорить не приходится. Ведь компания получила копию решения за неделю до окончания срока обжалования, и суды заключили, что у нее была возможность подать на апелляцию вовремя. Кроме того, суды сослались на то, что апелляционная жалоба в нарушение гл. 39 ГПК была направлена не в районный суд, а в Самарский облсуд, но это не будет уважительной причиной для пропуска срока обжалования.

Однако Коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с таким подходом (дело № 46-КГ18-3). В определении по делу ВС напомнил сроки обжалования и указал, как работает институт восстановления процессуальных сроков. Право на восстановление срока по уважительным причинам сторона, пропустившая его, может возобновить в соответствии с ч. 1 ст. 112 ГПК. Как конкретно применять указанные нормы, разъясняет п. 8 Пленума ВС № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

ВС напомнил: у суда есть не более пяти дней со дня принятия решения на то, чтобы выслать копии решения участникам дела, которые не присутствовали на судебном заседании. Однако в суде составили копию решения на день позже, а отправили его еще через 15 дней. У ответчика не было достаточно времени, чтобы подготовить жалобу и направить ее вовремя, заключили в ВС: несвоевременное составление и направление мотивировки исключает возможность соблюдения процессуальных сроков для участника спора.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. Сегодня она отработала 10 часов.

pravo.ru

Смотрите еще:

  • Федеральный закон от 22 ноября 1995 г N 171-фз Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 18 […]
  • Возврат налога при продаже дома Как сэкономить на налоге при продаже квартиры По общему правилу, если имущество находилось в собственности гражданина более трех лет (для имущества, приобретенного с 1 января 2016 года, этот срок увеличен до пяти лет), то доход от его продажи налогообложению не подлежит (п. 17.1 ст. 217 НК РФ). В обратном […]
  • Приказ мз рк 689 Приказ мз рк 689 Источник: ИС ПАРАГРАФ, 04.12.2012 12:00:21 Приказ и.о. Министра здравоохранения Республики Казахстан от 10 ноября 2009 года № 689 О некоторых вопросах отраслевой системы поощрения и об утверждении Правила оплаты труда медицинских работников в зависимости от объема, качества оказываемой […]
  • Закон фз 207 от 05122006 Федеральный закон от 5 декабря 2006 г. N 207-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной поддержки граждан, имеющих детей" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 5 декабря 2006 г. N 207-ФЗ"О внесении изменений в отдельные […]
  • Правила формирования устной и письменной речи Правила формирования устной и письменной речи Назаренко Ольга Владимировна пер. Броневой, 15А, к.409 Камяк Елена Владимировна Евдокимова Татьяна Петровна пер. Броневой, 15А, к.413 Пуховская Светлана Григорьевна Яцевич Татьяна Евгеньевна Нормативная база Приказ № 635 от 29 сентября 2010 г. "О внесении […]
  • Приказ мз рф 29062011 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29.06.2011 № 624н "Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности" Зарегистрировано в Минюсте РФ 7 июля 2011 г. N 21286 МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 29 июня […]
  • Индексация пенсии с апреля 2014 года Повышение пенсии с 1 апреля 2014 года: на сколько? С 1 апреля 2014 года пенсия по старости в среднем по России составит 11,6 тысяч рублей. Повышение пенсии с 1 апреля 2014 года по старости С 1 апреля 2014 года состоится запланированная индексация пенсий. Согласно постановлению Правительства Российской […]
  • Статья 7 рф о защите прав потребителей Право потребителя на безопасность товара (работы, услуги) Статья 7. Право потребителя на безопасность товара (работы, услуги) См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 7 настоящего Закона Федеральным законом от 17 декабря 1999 г. N 212-ФЗ в пункт 1 внесены изменения 3. Если для безопасного […]

Комментарии запрещены.