Закон о кооперации и индивидуальной трудовой деятельности

Кооперативы

Основы большинства крупных состояний и фирм, которые доминируют сегодня, были заложены в 1988–1991 годах, писал в своей последней книге «Государство и эволюция» Егор Гайдар. По его мнению, решающий вклад в первоначальное накопление внесли правительства Николая Рыжкова и Валентина Павлова. Именно при них возникла культура «легких денег», которая, с одной стороны, привела к развалу советской денежной системы, а с другой — оказалась мощным стимулом для появления нового класса предпринимателей.

Поначалу Михаил Горбачев, пришедший к власти в СССР в марте 1985 года, не собирался отступать от догм социализма. Первые шаги, предпринятые под его руководством, — антиалкогольная кампания, борьба с нетрудовыми доходами, введение госприемки — отчетливо это показали. Но закручивание гаек эффекта не принесло, и тогда был дан ход реформам, зревшим в госаппарате с начала 1980-х. Первого мая 1987 года в СССР вступил в силу закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», который разрешил заниматься бизнесом «совершеннолетним гражданам, участвующим в общественном производстве, в свободное от основной работы время, домашним хозяйкам, инвалидам, пенсионерам, студентам и учащимся». Июньский пленум ЦК КПСС 1987 года дал толчок полномасштабной экономической реформе: закон о кооперации легализовал частный бизнес, включая банковский, была снята монополия на внешнюю торговлю, закон об аренде дал старт приватизации.

Экономические свободы, дарованные сверху, принесли плоды довольно скоро. Первый миллионер стал известен всей стране 26 февраля 1989 года. В этот день «Московские новости» вышли со статьей о кооператоре Артеме Тарасове, который обратился за помощью к журналистам, после того как его бизнес стали зажимать по указанию с самого верха. Министра финансов СССР Бориса Гостева чрезвычайно возмущал тот факт, что в тарасовском кооперативе «Техника» сотрудники зарабатывают по нескольку тысяч рублей в месяц. Как можно: сам Гостев получал всего 800 рублей, к тому же академик Леонид Абалкин еще в августе 1988 года посчитал, что справедливым потолком для кооператоров была бы зарплата «в районе 700 рублей» в месяц.

Вскоре после выхода статьи Тарасову дали передышку — его врага Гостева сняли с работы. Кооператор продолжил зарабатывать на круговороте легких денег. Вот как описывал этот круговорот сам Тарасов: сначала берешь с рук $500 по три рубля за доллар. На эти деньги покупаешь факс за границей, который продаешь в СССР за 50 000 рублей. Потом приобретаешь 50 т вторичного алюминия, который уходит по $1200 за тонну. За две итерации 1500 «деревянных» рублей превратились в $60 000. Правда, для того чтобы такая схема исправно работала, необходимо было иметь лицензию на внешнеэкономическую деятельность, которой у подавляющей массы начинающих предпринимателей не было и быть не могло.

Желающих начать свое дело это не смущало. Спустя несколько дней после принятия закона о кооперации к зданию Мосгорисполкома, где выдавалось разрешение на регистрацию кооператива, выстроилась огромная очередь. «Такой очереди я не видел даже в ГУМе или ЦУМе, когда там появлялся в продаже какой-то дефицит, — вспоминал бизнесмен Михаил Юрьев. — В обществе упорно циркулировали слухи, что частникам специально дают сейчас возможность подняться, развернуться, чтобы знать, кого потом брать. И несмотря на это — огромные очереди, которые люди выстаивали даже ночами».

Частный сектор в позднем СССР быстро рос, хотя экономическая ситуация ухудшалась. К началу 1989 года в стране насчитывалось 77 500 кооперативов, через год их количество увеличилось до 193 100. Численность занятых в новых фирмах достигла к началу 1990 года 4,9 млн человек. Если в начале 1988 года на 90% всех кооперативных предприятий приходилось всего четыре типа кооперативов (производство товаров народного потребления, бытовое обслуживание, общепит, заготовка и переработка вторичного сырья), то к началу 1991 года кооперативы действовали уже в 20 отраслях.

Впрочем, надежды советского руководства на то, что новые хозяйственные структуры позволят вытянуть экономику из кризиса, не оправдались. Разочарование было взаимным. Частники жаловались на то, что бюрократы развернули борьбу с ними чуть ли не на следующий день после принятия закона о кооперации. «Понадобилось не так уж и много времени, чтобы превратить дорогу, которая должна была вести к изобилию, в прифронтовую полосу, — вспоминал кооператор из Набережных Челнов Леонид Онушко. — Кооператорам отказали в льготном режиме налогов даже на период становления, установили различные ограничения на реализацию производимой ими продукции, свели на нет торгово-закупочную деятельность, заставляли покупать сырье и оборудование по ценам в несколько раз выше государственных».

Какие бизнес-стратегии преследовали новые русские предприниматели? В 1991 году я интервьюировал одного из первых рублевых миллионеров у него дома — на кухне хрущевки. «Вся эта коммерция — своего рода пирамида. Мне до вершины еще достаточно далеко, — делился бизнесмен. — На каждом уровне пирамиды своя философия. У основания — рваческая: заработать «на карман» тысяч 10–15. На том уровне, где крутятся десятки миллионов, идет расслоение людей. Одни хотят стать миллионерами-частниками. Другие создают команду и становятся миллионером-организацией. У таких все получается быстрее». Мой собеседник, пожелавший сохранить анонимность, уже тогда подметил важную черту: выделение из предпринимательского сословия лидеров и команд, нацеленных на создание крупных холдингов и корпораций, — будущих участников «Золотой сотни» Forbes.

Ролевые модели

В 6-м классе Дмитрий Рыболовлев зачитывался книгами Теодора Драйзера про миллионера Фрэнка Каупервуда. «Я понял — это мое», — рассказывал миллиардер Forbes в 2008 году. В этой уверенности его укрепил фильм «Уолл-стрит» с Майклом Дугласом в роли финансиста Гордона Гекко.

«Я хотел быть похожим на героя фильма «Красотка» [Ричарда Гира], — признавался в начале 1990-х Владислав Сурков репортеру The Washington Post Дэвиду Хофману. — Я хотел почувствовать себя крупным бизнесменом, сидеть в шикарном отеле и вершить большие дела».

www.forbes.ru

Принятие закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» в 1986 году. Перестройка в СССР

Возможность осуществлять предпринимательскую деятельность является важнейшей составляющей любого капиталистического государства. Перестройка в СССР позволила большому количество людей реализовывать на практике свои бизнес-амбиции. Поспособствовал здесь и ряд нормативных актов, составленных в конце 80-х годов. Принятие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» стало переломным этапом в истории российского государства. Население, наконец, получило возможность свободной покупки и продажи. Об этом по-настоящему эпохальном законе будет подробно рассказано в статье.

История предпринимательства в России

Октябрьская революция 1917 года определяла существование коопераций в сфере монопольного сектора государства. Кооперации в частном капитале тогда были под строгим запретом. Привела подобная политика к существенной деградации в экономическом секторе страны. 14 марта 1921 года политика военного коммунизма была заменена на Новую экономическую политику. Появилось право на создание потребительских кооперативов. Именно эти организации позволили вытащить советскую экономику из глубочайшего кризиса.

В период коллективизации идеалом общественного кооператива в СССР был колхоз. Эта инстанция жестко контролировалась государством. Колхоз представлял собой промысловый тип кооперации. В 1956 году понятие кооперации и вовсе исчезло. Все хозяйства вошли в государственную систему.

Времена перестройки

Перестройка в СССР ознаменовалась множеством самых различных явлений. Благодаря некоторым из них все экономическое устройство страны было, по сути, целиком перекроено. Однако самым ярким событием стало, конечно же, принятие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» 19 ноября 1986 года. Советские граждане получили возможность реализовывать дополнительную трудовую деятельность в свободное время от основной работы. Ключевой особенностью закона является разрешение именно на свободный труд. Появилась возможность создавать производственные кооперативы, где не допускалось бы использование наемного труда.

Как ни парадоксально, но принятие закона не изменило влияния коммунистической власти на кооперативы. Официальная легализация частного экономического сектора принималась многими государственными деятелями в штыки. Так, в 1988 году был подписан указ о прогрессивном налогообложении всех кооперативных участников. Появилось понятие «сверхдоходов» — денежных сумм, превышающих две средние зарплаты. Такие суммы подлежали изъятию. Чуть позже был принят акт СССР «О кооперации», нормы которого значительно ослабили положение предпринимателей. При этом именно принятие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» стало поистине историческим и знаменитым событием.

Кому разрешалось заниматься предпринимательством?

Наиболее важные нормы Закона СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» стоит подвергнуть анализу. Для начала нужно выяснить, кто именно обладал возможностью создавать кооперативы и получать деньги в свободное от работы время.

Статья 3 Закона разрешала заниматься индивидуальным трудом всем гражданам, достигшим совершеннолетия. Такие лица должны были участвовать в общественном производстве в свободное от работы время. Безработные граждане не имели права входить в кооперативы. Исключение — студенты, пенсионеры, инвалиды и хозяйки.

Народные депутаты СССР рекомендовали гражданам обучать индивидуальному предпринимательству своих соотечественников. Население должно помнить, что работать разрешается лишь с сырьем для формирования товаров потребления — гласит закон. Государственные комитеты Советского Союза также были обязаны содействовать индивидуальным предпринимателям.

Обязанности индивидуальных предпринимателей по закону

Основной обязанностью советских граждан, решившихся образовать свой кооператив, являлось получение специального разрешения в городском, районном или сельском совете. Продолжительность действия разрешения составляла всего пять лет, после чего документ приходилось продлевать. Граждане, занимавшиеся предпринимательством без государственного разрешения, приравнивались к спекулянтам. За спекуляцию в Союзе устанавливалось уголовное наказание.

В статье 8 определялись функции граждан, занимавшихся индивидуальным трудом. Здесь все довольно просто: нужно соблюдать права покупателей, учитывать интересы заказчиков и т. д. Однако основной обязанностью предпринимателя было изготовление качественного и соответствующего всем нормам продукта.

Культурно-ремесленная сфера

Закон оговаривал несколько общественных сфер, где советские граждане имели бы возможность заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. Во второй главе говорилось о культурно-ремесленной среде. Что именно здесь производилось?

Закон отвечал кратко, а потому несколько размыто. Речь шла о кустарно-ремесленных изделиях. Однако статья 12 дополняла предыдущие положения. В ней указывалось, что под такими изделиями подразумевается, по сути, вся домашняя и бытовая утварь. Одежда, обувь, игрушки, мебель, ткани, керамика, садовый инвентарь и многое другое — все это можно было изготовить и продать. Вводил закон и запреты на изготовление отдельных изделий.

Сфера бытового обслуживания

В главе 3 Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» 1986 года говорилось об изготовлении продукции и продвижении услуг в бытовой сфере. Что подразумевалось под платными услугами? Статья 15 Закона указывала на следующее:

  • ремонт и строительство;
  • пастьба;
  • благоустройство территорий и земельных участков;
  • ремонт мебели или бытовой техники;
  • пошив одежды;
  • фотографирование и видеосъемка;
  • парикмахерские услуги, а также любые услуги красоты (за исключением медицинских);
  • транспортное обслуживание;
  • туристические функции и многое другое.

Все то, что раньше было возможно реализовывать только под строгим государственным надзором, в 1986 году стало относительно свободным. У народа появилась реальная возможность заниматься бизнесом. Государству оставалось лишь правильно организовать предпринимательскую деятельность для выведения экономики из состояния стагнации.

Социально-культурная сфера

Последняя общественная сфера, на которую указывал закон, именовалась социально-культурной. В статье 18 Закона закреплялась возможность оказывать платные услуги в сфере образования и искусства. Обучение игре на музыкальных инструментах, репетиторство, переводческая деятельность, медицина — отныне все это могло приобрести платный характер. Появилась возможность организовывать зрелищные мероприятия — концерты и фестивали.

Документ, казалось бы, разрешал многое. И это действительно так: в сравнении с полным запретом на предпринимательство, господствовавшим до 1986 года, принятие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» стало глотком свежего воздуха для государственной экономики. Однако документ все еще строго ограничивал многие общественные сферы. Достаточно лишь обратить внимание на статью 19, в которой говорилось о запрете занятий, что противоречили бы интересам общества. Как известно, в СССР интересы общества определяло государство.

Принятие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» (год — 1986-й) по-настоящему выручило государственную экономику. Однако не все хотят это признавать. Какая проблема здесь существует? Почему вопрос о введении предпринимательства до сих пор остается столь острым?

Истоки проблемы кроются в советском дефиците. Если в 60-е прилавки магазинов еще были хоть чем-то наполнены, то в последующие десятилетия острая нехватка товаров проявилась особенно болезненно. Одеть и накормить народ государство не могло. Именно поэтому была предпринята последняя попытка спасения экономического сектора.

Попытка эта, надо сказать, противоречила всем социалистическим устоям и принципам. Однако предпринимательство стало настоящим спасением для советского народа. Распространившиеся по всей стране «черные рынки» обрели легальный характер. Народ, наконец, получил право удовлетворять свои потребности законным способом.

Кооперации

Действие Закона «Об индивидуальной трудовой деятельности» породило множество кооперативов по всему Советскому Союзу. Что представляли собой эти организации? Примеров на самом деле множество. Два или более советских гражданина заключают между собой соглашение, получают от государства пятилетнюю лицензию и открывают, например, шашлычную. Этим нередко промышляли выходцы из южных регионов. Большое количество советских женщин пытались создать собственные швейные производства. Страна из-за этого наполнилась немалым количеством простеньких ателье, организованных «на коленке».

Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» был принят в ноябре 1986 года. Народ отреагировал невероятно быстро. Уже в начале 1987 года государство было наполнено громадным количеством самых разных коопераций.

Недостатки и преимущества закона

Как специалисты, так и обычные граждане до сих пор пытаются выделить достоинства и недостатки рассматриваемого закона. Надо сказать, что занятие это несколько бесполезное. Большинство выделяемых минусов и плюсов имеют крайне субъективный характер, а потому не могут рассматриваться даже из академического интереса. И все же о некоторых преимуществах и недостатках нормативного акта стоит упомянуть.

Неоспоримым минусом принятия закона стал разгул преступности. Вернее, недостатком здесь является не сам бандитизм как явление, а невозможность или нежелание власти бороться с ним. Появились граждане, желающие нажиться на чужом труде. Распространилось «крышевания» — способ облагать данью предпринимателей.

Следующий недостаток закона крайне субъективен. Его любят называть лица, симпатизирующие социалистическому строю. Речь идет о крушении плановой экономики, начало которому официально положил именно рассматриваемый закон.

Достоинств у нормативного акта много, однако выделить стоит лишь одно. Население СССР получило, наконец, возможность почувствовать себя свободными гражданами. Грамотное распоряжение предоставленной свободой помогло бы выстроить близкое к идеалу общество. Получилось ли нечто подобное у советских, а ныне российских граждан? Ответ на этот вопрос у каждого человека свой.

businessman.ru

26 лет закону об индивидуальной трудовой деятельности

19 ноября 1986 года гражданам Советского Союза разрешают заниматься индивидуальной трудовой деятельностью — после почти трех десятилетий фактического запрета на негосударственную экономическую деятельность. Этот шаг способствовал появлению в стране Советов легального бизнеса — благо теневой, несмотря на все риски, существовал в СССР всегда.

Год 1986 — шестьдесят девятый от Великой Октябрьской социалистической революции, второй от начала “ускорения”, перестройки и от старта антиалкогольной кампании. Это год шока от Чернобыльской аварии, запуска на орбиту станции “Мир”, волнений в Казахстане — и, наконец, год, в который советским гражданам разрешили легально заниматься “индивидуальной трудовой деятельностью”.

Закон, позволивший советскому человеку работать “от себя” и “на себя” приняли под конец года — 19 ноября. Как декларировалось — для “более полного удовлетворения общественных потребностей в товарах и услугах, повышения занятости граждан общественно-полезной деятельностью, предоставления им возможности получения дополнительных доходов в соответствии с затратами своего труда”.

Фактически власть признавала: плановая экономика не способна сама обеспечить потребности советских граждан в “товарах повседневного спроса”. Некоторую долю потребностей граждан обеспечивает именно “теневой” сектор — он хоть как-то помогает людям справиться с тотальным дефицитом, — но частная инициатива в СССР по-прежнему наказуема по всей строгости УК.

Разрешают ИТД со всей возможной осторожностью — “частнопредпринимательская деятельность” по-прежнему, если верить букве закона, остается уголовным преступлением. “Индивидуалу” нельзя ни иметь в собственности промышленное оборудование, ни нанимать людей — привлекать к труду можно лишь домочадцев. Зарабатывать слишком много по отношению к вложенным трудозатратам тоже не дают — “нетрудовые доходы” пока остаются вне закона. Налог с такой деятельности при этом достигает 65 процентов.

В действие новый закон вступает к Первомаю 1987 года; при этом уже в феврале того же года издается закон, разрешающий кооперативную производственную деятельность. А уже в конце мая 1987 года новый закон о кооперации в СССР гарантирует:

“Кооперативу могут принадлежать здания, сооружения, машины, оборудование, транспортные средства, продуктивный и рабочий скот, производственная продукция, товары, денежные средства и иное имущество в соответствии с целями его деятельности”.

Занималась заря перестроечной “бизнес-революции”. Правда, формально бизнес этот продолжал оставаться “социалистическим” — все члены кооператива считались его владельцами, наемных работников, “отчужденных от средств производства”, там быть не могло. По закону, конечно.

БИЗНЕС В ПОДПОЛЬЕ

Дефицит на определенные товары в СССР существовал всегда. Но если начало шестидесятых в стране можно назвать временем определенного товарного изобилия, то в следующее десятилетие нехватка необходимых продуктов и товаров становится константой отечественной жизни.

Примета времени — переполненные “колбасные электрички”, на которых за продуктами и “товарами народного потребления” стекались в Москву жители окрестных облцентров: в столице хоть и очереди, но все-таки полки магазинов не пустуют. В самой же провинции мяса, а кое-где даже масла в свободной государственной продаже уже нет — все по талонам.

Спасает черный рынок. В СССР шестидесятых-восьмидесятых годов он охватывал практически все сферы потребления: то, что нельзя купить на прилавках магазина, можно “достать” — либо за деньги, либо по “взаимозачету”.

“Ты приходишь ко мне, я через завсклада, через директора магазина, через товароведа, через заднее крыльцо достал дефицит! Слушай, ни у кого нет — у меня есть! Ты попробовал — речи лишился! Вкус специфиський! Ты меня уважаешь. Я тебя уважаю. Мы с тобой — уважаемые люди”. (Аркадий Райкин, “Дефицит”.)

Для завмагов в государственной торговле куда выгодней было списать часть товара по причине, говоря фигурально, “усушки и утруски”, после чего этот товар уходил с “черного хода”. Стоит ли говорить, что товара от этой практики на и без того пустых полках государственных магазинов, мягко говоря, не прибывало.

Появившуюся у советского человека после Международного фестиваля молодежи и студентов потребность одеваться “как на Западе” обеспечивает армия фарцовщиков. Фарцовка — поначалу удел одиночных “романтиков своего дела”, правдами и неправдами выменивающих у интуристов “фирму” или пластинки, — вскоре сделалась настоящей системой, в которой крутились весьма крупные по тем временам деньги.

Параллельно этой системе в стране складывается система подпольных производств: где-то организованных “с нуля”, а где-то — на существующих фабриках и заводах. Заведовали этим “цеховики” — зачастую сами руководители госпредприятий, решившие использовать не предусмотренные планом возможности своих производств.

В теневой экономике крутятся миллионы — и, соответственно, есть и свои миллионеры. Впрочем, им в Советском Союзе гораздо проще заработать деньги, чем их потратить.

“. В маленькой задней комнате, привычной с детства, сидел Фима в дешевом костюмчике фабрики Володарского, в скороходовских туфлях, с часами “Победа”, и координировал движение маховика.

Он не изменил своих привычек ни в чем. Мало ел, практически не пил, тихо и вежливо разговаривал, и только для передвижения, абсолютно необходимого в деле, купил старый подержанный “Москвич”.

Милиционер на углу пытался отдавать ему честь. Через неделю льстивого милиционера перевели в Москву. Милиционерам вообще не полагалось знать о существовании Фимы Бляйшица”. (Михаил Веллер, “Легенда о родоначальнике советской фарцовки Фиме Бляйшице”, “Легенды Невского проспекта”.)

Дело в том, что оттепель, казалось бы, вдохнувшая в советское общество глоток свежего воздуха, крайне жестко “закрутила гайки” в экономике. Начало шестидесятых ознаменовалось резким ростом “расстрельных” дел за подобные преступления. Началом этого процесса можно считать печально известное дело валютчиков Яна Рокотова, Владислава Файбишенко и Дмитрия Яковлева, превращенное Хрущевым в показательный процесс.

Специально ради этого дела за нарушение правил валютных операций была введена смертная казнь — при этом в отношении фигурантов дела была применена обратная сила закона.

Примерно с этого же периода расстрел вводится и за “хищения социалистической собственности в особо крупном размере” — что позволяло подвести “под вышку” любого крупного цеховика или спекулянта. К семидесятым годам, впрочем, волна репрессий поутихла — “серый” бизнес нашел общий язык с представителями власти; но со смертью Брежнева репрессии против “теневых бизнесменов” продолжились. Показательным, к примеру, стало “дело Елисеевского гастронома” — в 1984 году его директор Юрий Соколов за “хищения в особо крупных размерах” был расстрелян; на процессе вскрылись как невиданных объемов “серая” система взяток, взаимозачетов и поставок неучтенного товара, так и то, что успешно руководить крупным торговым предприятием, не нарушая при этом советских законов, попросту невозможно.

Но это про “особо крупные размеры”. Шестидесятые годы принесли еще одно новшество — в СССР была фактически (за редким исключением) ликвидирована всякая негосударственная производственная деятельность — тогда как в тридцатые-пятидесятые годы немалая часть повседневной продукции приходилась как раз на кустарей, небольшие артели и кооперативы (см. “А”-справку). Теперь под Уголовным кодексом за частнопредпринимательскую деятельность ходят даже одиночки, строчащие одежду на кухнях. Что там, даже рок-музыканты, распространяющие билеты на собственные концерты, подпадали под эту статью.

Но, тем не менее, серая экономика в стране Советов “сдуваться” не собиралась — надо же было хоть кому-то обувать, одевать и кормить народ. Поэтому легализация сперва индивидуальной, а затем и коллективной негосударственной деятельности была еще и попыткой вывести громадные массы денег из “тени”.

ОПЕРАЦИЯ “КООПЕРАЦИЯ”

Стоит ли говорить, что советский народ на разрешение кооперативов отреагировал активно. Уже летом 1987 года в столице было с полтысячи таких объединений, и цифра эта, понятно, продолжила расти теми же темпами.

Проще всего поставить переносную шашлычную точку — этим промышляют, как правило “южные гости”. Другой путь — пойти в “шмоточники”, организовать “на коленке” маленькое швейное производство, освоить в “мелкопромышленных” масштабах варение джинсов и занять место на столичном Рижском рынке — именно он в конце восьмидесятых годов стал настоящим символом кооперативного движения. Он же, Рижский рынок, стал родиной и другого явления, определившего ход развития раннего русского капитализма — рэкета.

Допускаются кооперативы и в сфере обслуживания. Может быть, читатель помнит фильм Леонида Гайдая, название которого мы вынесли в начало этой главки. Был там весьма гротескный, как сейчас кажется, образ — роскошный кооперативный туалет с картинами, статуями и швейцаром. Режиссер не так уж преувеличивал, как может показаться. В Ростове-на-Дону кооперативный туалет с гордым именем “Прогресс” стал. арт-площадкой. В 1988 году местные авангардисты устроили здесь выставку “Провинциальный авангард” — с прицелом превратить уборную в центр искусств. Впрочем, выставка была тут же закрыта, а грандиозным планам художников и кооператоров так и не удалось сбыться. Но место с тех пор считается одной из достопримечательностей Ростова; такая известность вызвана еще и тем, что артистический сортир расположился на месте некогда знаменитого богемного заведения “Кафе поэтов”, куда захаживал в том числе и Велимир Хлебников.

В Москве, меж тем, появилась еще одна примета новой жизни — на Кропоткинской, 36, открылся первый в стране негосударственный ресторан, быстро ставший достопримечательностью столицы. Его основатель Андрей Федоров, кстати, в то время находился. в розыске по экономической статье. Но ветер уже стал дуть в другую сторону, и ресторатора оставили в покое.

Вскоре без кооперативов советскую жизнь уже сложно было представить.

“На фоне снижающихся темпов развития народного хозяйства впечатляют темпы роста кооперативного сектора экономики страны: в 1987 году 13,9 тыс. кооперативов выполнили работ и услуг на сумму 350 млн руб., в 1988 году 77,5 тыс. кооперативов дали продукции на 6,1 млрд руб., в 1989 году этот объем составил около 41 млрд руб. Причем все это без каких-либо субсидий от государства”, — обращался в 1990 году, подводя итоги трех первых лет кооперативного движения, академик Вячеслав Тихонов к Михаилу Горбачеву.

В 1991 году власть признает очевидное — законодательным актом в стране легализуется полноценное частное предпринимательство. И, как говорится, понесла-а-ась. Впрочем, это уже другая история.

Негосударственнная инициатива в СССР. Не только НЭП

Разрешая сначала индивидуальную трудовую деятельность, а затем и кооперативы, Горбачев, в сущности, не желал изобретать ничего нового — совмещать негосударственную экономическую деятельность с плановой экономикой пробовали в СССР и раньше. И речь здесь даже не о нэпе, хотя именно двадцатые стали эпохой первого расцвета кооперативов и частной инициативы в СССР, временем “советского социалистического капитализма”. После сворачивания нэпа мелкая частная и кооперативная инициатива в СССР продолжали существовать довольно долго: со времен первых пятилеток по пятидесятые годы в СССР негосударственный сектор в экономике страны оставался довольно велик. Речь здесь идет как о “кустарях-одиночках”, так и о довольно крупных производственных кооперативах и артелях.

Как учит нас Большая советская энциклопедия, промысловая кооперация “в годы войны помогала снабжению армии и тыла необходимыми предметами одежды и личного обихода: выпуск продукции увеличился с 534 млн рублей в 1942 до 953 млн рублей в 1945. В годы послевоенных пятилеток значительно возросли основные фонды К. п.: на 1 января 1956 основные производственные фонды К. п. составляли 6850 млн рублей, непроизводственные основные фонды — 1279,1 млн рублей; в системе К. п. насчитывалось свыше 54,7 тыс. предприятий, на которых было занято 1,8 млн человек”.

Негосударственные объединения и обеспечивали страну как товарами народного потребления (здесь “удельный вес” негосударственного сектора в экономике был особенно велик — около 30%), так и сырьем и полезными ископаемыми. Сохранялась — хотя клеймилась буржуазным пережитком — частная медицинская практика. Даром что заработок врача-частника строго контролировался, а цены на производимую кооперативами и артелями продукцию не могли серьезно отличаться от государственных.

К середине пятидесятых годов количество негосударственных производственных объединений переваливает за сотню тысяч (разные источники называют разные цифры). Впрочем, надо помнить, что формально к негосударственному сектору относились и колхозы, связанные с государством системой контрактации. Производственные артели также жестко зависели от органов планирования, хотя перед войной им предоставили относительную свободу.

Удар по артельно-кооперативному движению и кустарям был нанесен, как ни странно, с началом оттепели: в 1956 году Никита Хрущев требует преобразовать артели и кооперативы в государственные предприятия; паевая собственность кооператоров безвозмездно отчуждалась. Частная экономическая деятельность в СССР оказалась практически вне закона — а параллельно с этим в начале шестидесятых было серьезно ужесточено уголовное законодательство в части экономических преступлений.

www.solidarnost.org

Смотрите еще:

  • Применимое право при разрешении споров из внешнеэкономических сделок Типовые ошибки в договоре международной купли-продажи: предмет и выбор применимого права Внешнеэкономическая сделка — самый распространенный способ возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей субъектов внешнеэкономической деятельности. Подавляющая часть внешнеэкономических контрактов — […]
  • Базовый тариф осаго в 2013 году Тарифы на ОСАГО в 2012 году могут вырасти на 58% Рост тарифов на ОСАГО в следующем году. Тарифы на ОСАГО очень скоро вырастут, возможно, на 58%, правда, сохранятся льготы для определенных категорий граждан. Некоторые компании могут уйти с рынка обязательного автострахования, поскольку не выполняют […]
  • Закон 1980 кз Закон Краснодарского края от 9 июня 2010 г. N 1980-КЗ "О прожиточном минимуме и государственной социальной помощи в Краснодарском крае" (с изменениями и дополнениями) Закон Краснодарского краяот 9 июня 2010 г. N 1980-КЗ"О прожиточном минимуме и государственной социальной помощи в Краснодарском крае" С […]
  • 1985 сухой закон История «сухого закона» в СССР (1985 год) Этикетки водки во времена сухого закона 1985 год Главный государственный секрет советского союза, это данные об алкогольной смертности. На чаше весов оказались: смертность народа от алкоголя и доход от алкогольной продукции. Уже ни для кого не секрет, что одно […]
  • Увольнения начались в 2018 В правительстве Забайкальского края начались увольнения и рокировки Уволен полпред региона в Москве, не исключено изменение структуры некоторых органов исполнительной власти Чита, 14 июня 2018, 15:11 — REGNUM Губернатор Забайкальского края Наталья Жданова анонсировала рокировки в составе регионального […]
  • Ковдорский суд История создания Ковдорского районного суда связана с образованием Ковдорского района. На основании решения исполнительного комитета Мурманского областного Совета народных депутатов №157 от 26 марта 1980 года на базе ранее существующей Ковдорской постоянной сессии Апатитского горнарсуда с 1 апреля 1980 […]
  • Спор 10 букв Соревнование, спор Последняя бука буква "е" Ответ на вопрос "Соревнование, спор ", 10 букв: состязание Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова состязание Соревнование, спор; рассказ Вересаева Рассказ российского писателя Викентия Вересаева Борьба за первенство Спортивное соревнование с большим […]
  • Сайт налоговой по долгам налогам Взыскание долгов Мы взыскиваем как дебиторскую задолженность, — так и задолженность по договорам займа и поручительства. Гарантируем высокоэффективную комплексную помощь предпринимателям в области взыскания долгов. Налоговый консалтинг Мы занимаемся разъяснениями налогового законодательства и налоговыми […]

Комментарии запрещены.