Законы о нефти в россии

Законы о нефти в россии

©Н.И. Малушина, 1995

ЗАКОН «О НЕФТИ И ГАЗЕ»: РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ИЛИ СОЗДАНИЕ НОВЫХ?

Н.И. Малушина («Геоинформмарк»)

Россия – сырьевая держава и поэтому в ее валовом национальном доходе существенную долю составляют нефть и газ, обеспечивающие одновременно и большую часть валютных поступлений в бюджет. С этой точки зрения появление специализированного закона о нефти и газе вполне оправдано, тем более что действующий Закон «О недрах» носит рамочный характер, а нефтяная и газовая промышленность имеют немало специфических особенностей, в первую очередь связанных с использованием трубопроводного транспорта и экологической безопасностью, которые в рамочное законодательство «не умещаются». Вместе с тем в разной стадии готовности в настоящее время, кроме закона «О нефти и газе», находится еще длинный список законодательных актов, так или иначе связанных с Законом «О недрах», в частности законы «О шельфе», «О концессионных договорах», «О соглашениях о разделе продукции» и др.

Вне всякого сомнения, каждый из вопросов, которому посвящен отдельный законопроект, очень важен. Все было бы хорошо, если бы они действительно дополняли один другой, вписываясь одновременно в рамочное законодательство. Но это, к сожалению, не всегда так. Готовятся эти законопроекты разными рабочими группами, преследующими иногда свои узковедомственные или по-своему понимаемые государственные интересы. Более того, даже в проектах законов, подготовленных одним ведомством, в частности Минтопэнерго РФ, имеются противоречия. Это же можно сказать, например, о проектах законов «О нефти и газе» и «О соглашениях о разделе продукции».

Конечно, исполнять такие законы после их введения в действие будет по меньшей мере сложно.

Почему закона «О нефти и газе» не было раньше? Потому что во времена СССР основными документами, регулирующими отношения в области нефте- и газодобычи, были так называемые регламенты, утверждавшиеся соответствующими министрами. Сегодня в добыче нефти и газа эти регламенты, по сути, остаются единственными действующими документами.

Согласно Закону «О недрах» недропользование осуществляется только на основе лицензии, которая является неотъемлемой частью лицензионного соглашения и где определяются все основные параметры, сроки и условия разработки месторождений. Однако контроль за выполнением условий лицензионных соглашений налажен пока далеко не так четко, как их выдача.

Особое значение законодательного определения прав и обязанностей недропользователей именно в области нефти и газа – специфических, «подвижных» полезных ископаемых прежде всего связано и с технологией их использования, и с необходимостью соблюдения жестких требований экологической безопасности. Вследствие остановки бурящихся скважин происходят перераспределение углеводородов в пласте и их безвозвратная потеря в недрах. По экспертной оценке Минтопэнерго РФ только в прошлом году из-за таких остановок безвозвратно потеряно в недрах около 100 млн т нефти, т.е. почти треть годовой добычи страны. Кого в этом случае считать виноватым?

Остановимся подробнее на некоторых положениях проекта закона «О нефти и газе».

В новой редакции Закона «О недрах», принятой в 1995 г., определено, что недра являются государственной собственностью, а добытые из них полезные ископаемые могут находиться и в иных формах собственности, включая муниципальную и частную. В случае с нефтью и газом оставалось неясным, кому они принадлежат, если получены владельцем лицензии и были возвращены в недра либо для хранения, либо для повышения дебита скважины и нефтеотдачи, либо для предотвращения их уничтожения. Теперь четко определено, что они не находятся в государственной собственности и приравниваются к погашенным, т.е. остаются в собственности владельца лицензии.

Ст. 12 Закона «О недрах» определяет содержание лицензии на пользование недрами; ст. 5 проекта закона «О нефти и газе» останавливается на особенностях лицензий. В частности, уточняется, что лицензия на геологическое изучение (поиски и оценку недр) дает право на «опробование перспективных геологических объектов на промышленную нефтегазоносность с добычей нефти и газа не выше предельно допустимого уровня от оценочных промышленных запасов нефти и газа в зонах дренирования разведочных скважин, указанного в лицензионном договоре, последующей государственной экспертизой этих запасов и включением их с соответствующей категорией достоверности в Государственный баланс запасов полезных ископаемых». Лицензия на добычу нефти и газа, кроме разведки и добычи нефти и газа, «. дает ее владельцу исключительное право осуществлять. извлечение сопутствующих компонентов из нефти и газа, подготовку и первичную переработку указанных компонентов. а также «добычу пластовых вод для поддержания пластового давления и извлечения сопутствующих компонентов». В этой же статье указывается, что, во-первых, за владельцем лицензии на добычу нефти и газа закрепляется «. право на сооружение трубопроводов для транспортировки нефти и газа от месторождений, разрабатываемых им, до хранилища и от хранилища до пунктов доставки или экспорта, а также на присоединение этих трубопроводов к системам магистральных трубопроводов. «. Во-вторых, оговаривается, что условия, порядок и период консервации месторождения определяются в совмещенной лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу нефти и газа и «допускается консервация месторождений нефти с большим содержанием попутного сероводорода».

Следующая статья проекта подробно определяет особенности предоставления лицензий на геологическое изучение (поиски и оценку) недр и добычу нефти и газа, в частности, перечисляются основные критерии отбора претендентов на пользование недрами. Ее логическое продолжение – ст. 8, посвященная лицензионному договору (который в Законе «О недрах» называется лицензионным соглашением), включающему список конкретных положений.

Переход права пользования недрами определяется ст. 17-1 Закона «О недрах», ст. 9 проекта закона «О нефти и газе» во многом ее повторяет, однако содержит исключительно важное положение, отсутствующее в действующем законодательстве: «Владелец лицензии, осуществивший эту передачу, сохраняет принятые по лицензионному договору обязательства и несет ответственность перед органами, предоставившими лицензию, за соблюдение всех условий, предусмотренных лицензионным договором». Таким образом, допускается лишь оформление «субподряда» на свое дочернее или «родственное» предприятие, но освободиться от обязательств, принятых в связи с получением лицензии, можно, только сдав лицензию на месторождение в установленном порядке. Затем месторождение в соответствии с проектом закона обязательно вновь выставляется на конкурс.

Конечно, получение лицензии, заключение лицензионных соглашений, контроль за их выполнением и переуступка прав недропользования – исключительно важные вопросы. Однако спорным остается сам факт их повторного, после Закона «О недрах», включения в проекте закона «О нефти и газе». Гл. II и III законопроекта либо повторяют и детализируют Закон «О недрах», либо нуждаются в приведении в соответствие с этим Законом. Следует отметить, что в новую редакцию Закона внесены дополнения и изменения, в которых были учтены основные накопившиеся за время действия Закона замечания по этим вопросам.

Действующий Закон «О недрах» базируется на лицензионном порядке предоставления недр в пользование, лицензия же может быть выдана только на основе конкурса или аукциона. Согласно ст. 17 Закона «О недрах» «. запрещаются или в установленном порядке признаются неправомочными действия органов государственной власти, а также любых хозяйствующих субъектов (пользователей недр), направленные на . замену конкурсов и аукционов прямыми переговорами». Проект закона «О нефти и газе» прямые переговоры допускает, но оговаривает для этого конкретные случаи. Согласно ст. 6 проекта закона «О нефти и газе» «на основе согласованных решений федеральных органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов государственной власти Российской Федерации допускается предоставление лицензии на геологическое изучение (поиски и оценку), а также на добычу нефти и газа без проведения конкурсов и аукционов. Такие решения принимаются в случаях . доказанной необходимости предоставления сопредельных участков недр для обеспечения сырьевой базы действующих нефтедобывающих организаций; имеющейся у потенциального претендента на недропользование уникальной технологии разработки месторождений нефти и газа, применимой на данном месторождении; если месторождение экономически нерентабельно либо если на объявленный конкурс (аукцион) подана заявка только от одного претендента; когда лицензируемые объекты недропользования закрыты для общего доступа; когда владелец лицензии в соответствии с действующим законодательством уступает право на пользование недрами».

geolib.ru

Законодательство и нефтяной бизнес: история, проблемы, перспективы

ФАРИД МУХАМЕТШИН, Председатель Государственного Совета Республики Татарстан

К 1995 году в новейшей России суверенный Татарстан получил, казалось бы, все политические и экономические рычаги для того, чтобы использовать недра в собственных интересах. Принятый республикой законодательный режим значительно активизировал деятельность компаний в нефтегазовой отрасли, равно как и соответствующие поступления в республиканский бюджет при одновременном увеличении числа рабочих мест.
К сожалению, эта тенденция своего развития не получила. Усилия Татарстана по дальнейшему созданию гибкого и эффективного отраслевого режима не находят ныне понимания у федеральных властей. Целенаправленная политика изъятия полномочий у республики и приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным, куда менее гибким по сравнению с республиканским, пока лишь противоречат экономическим интересам Татарстана. В подобной ситуации находятся и другие субъекты федерации.
Однако и в этих условиях республика делает все возможное, для того чтобы ее политические решения в максимальной степени способствовали бы экономическому развитию. Во всяком случае, до тех пор, пока монополизация в любом ее виде не сменится на цивилизованную конкуренцию.

Истории развития нефтедобывающей отрасли Татарстана более полувека. За этот небольшой по историческим меркам период произошли крупные социально-экономические изменения не только в нашей республике, но и в стране в целом. Освоение татарстанских нефтяных месторождений позволило уже в первые послевоенные годы дать мощный импульс развитию промышленного комплекса всего Советского Союза. Вместе с тем, существовавшая в недалеком прошлом система отношений между союзным центром и регионами (особенно если они не относились к числу союзных республик) ограничивала возможности полноценного социального развития последних.

Так, Татарская АССР, являясь на протяжении многих десятилетий одним из ведущих бюджетообразующих регионов СССР, по сути, не имела реальной возможности самостоятельно распоряжаться имеющимся экономическим потенциалом.

Не случайно со второй половины 1980-х годов в советском обществе все активнее начинает обсуждаться проблема реформации его политико-правовых, экономических и социальных основ. Одновременно с вопросом о статусе Татарстана и других национальных республик возникает проблема переосмысления экономической модели развития, формирования основ самообеспечения республики, перепрофилирования ее экономики на получение максимального дохода от имеющегося природного, промышленного и сельскохозяйственного потенциала. Сама жизнь настойчиво выдвигала требование проведения глубоких экономических реформ во взаимосвязи с коренным преобразованием правовой системы общества. Основы правового поля В начале 1990-х годов перед Татарстаном встала задача чрезвычайной важности — разработать основы республиканского законодательства, направленные на развитие ведущих отраслей экономики. Причем, речь шла не о решении каких-либо сиюминутных задач, а о создании правового поля, ориентированного на отдаленную перспективу.
Исторические вехи этого процесса теперь уже навсегда вписаны в летопись республики: 30 августа 1990 года Верховный Совет республики принял Декларацию о государственном суверенитете Татарстана; 6 ноября 1992 года, после проведения референдума, — Конституцию республики; в 1994 году подписан Договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».

Договор стал универсальным инструментом согласования интересов республики и федерального центра, учета национально-исторической специфики Татарстана. В части недропользования в нем однозначно говорилось о совместном осуществлении полномочий органами государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан как в отношении создания законодательства о недрах, так и вопросов совместного использования земли, недр, водных и других природных ресурсов.
Таким образом, республика получила возможность использовать свои природные ресурсы, в том числе и во благо народа, проживающего на ее территории.

На основе таких фундаментальных политико-правовых документов, как Конституция Российской Федерации, Конституция Республики Татарстан и Договор между Центром и республикой, были разработаны и приняты важнейшие нормативно-правовые акты, регулирующие отношения в сфере поддержки нефтяного бизнеса, в том числе 3 закона, 7 указов Президента Татарстана, более 60 постановлений Кабинета Министров республики. Закон РТ «О нефти и газе» Одним из ключевых здесь стал Закон Республики Татарстан «О нефти и газе» от 1997 года, который предполагал регулирование отношений между Центром и субъектом Федерации, возникающих при разработке нефтегазовых месторождений, добыче нефти и газа, обеспечивал рациональную эксплуатацию и безопасность работ, защиту интересов граждан республики и охрану права собственника и пользователя недр.
Республиканское законодательство исходило из права собственности на недра, что основывалось и на общепризнанных мировым сообществом политико-правовых документах.

В ряде из них, в частности, в международном пакте о политических и гражданских правах 1976 года, который признан Российской Федерацией, особый акцент сделан на том, что все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться естественными богатствами и ресурсами территорий, на которых проживают. Надо сказать, эта норма зафиксирована и в части 1 статьи 9 Конституции Российской Федерации: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Татарстанский закон «О нефти и газе», не имеющий аналогов в субъектах Федерации, через льготное налогообложение предоставил право республике вовлечь в хозяйственный оборот низкодебетные и низкорентабельные нефтяные месторождения, которые в других регионах России были закрыты. Закон дал возможность увеличить добычу нефти на 5-6 млн тонн в год, помог выстоять нефтедобывающей отрасли Татарстана в самые тяжелые кризисные 1997-1998 годы.
Нормы, предусмотренные республиканским законодательством, позволили, во-первых, стабилизировать добычу нефти в республике в то время, когда по России было катастрофическое падение; во-вторых, проводить разработку новых месторождений и сохранить рабочие места; в-третьих, создавать конкурентную среду в нефтяной отрасли республики, где в настоящее время действуют 26 мелких и средних недропользователей.

Все это привело к целенаправленному формированию «точек роста» народного хозяйства, подъему региональной экономики, созданию благоприятных возможностей для реализации социально-экономических программ, и, как следствие, Татарстан в настоящее время является одним из немногих в России регионом-донором с устойчивой конкурентоспособной экономикой. Можно с уверенностью сказать, что республиканское законодательство с экономической стороны себя вполне оправдало. После более чем четырехкратного падения добычи нефти со 103,7 млн тонн в 1975 году до 23,8 млн тонн в 1991 году в результате эффективных мер государственной поддержки удалось не только стабилизировать уровень добычи, но и поднять этот показатель в 2002 году до 28,7 млн тонн. Центр и регион: разные интересы? Ситуация в сфере правового регулирования недропользования стала меняться с начала проведения федеральным центром политики укрепления вертикали власти и приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным.
При этом, к сожалению, законодательство менялось исключительно в одном направлении — как можно больше полномочий в данной сфере федеральные органы власти стали брать на себя, лишая регионы возможности влиять на этот фактор.

Качественные изменения произошли во взаимодействии Центра и республики в части недропользовании в связи с принятием нового Налогового кодекса Российской Федерации, где, по сути, игнорируются положения 9 статьи Конституции России и нормы международного права. Теперь право собственности закрепляется федеральным законодательством таким образом, что практически все природные налоги на недропользование перераспределились в пользу центральных структур. При разработке нового Налогового кодекса РФ парламент Татарстана внес пакет предложений в Государственную Думу с предложением предусмотреть в нем дифференциацию налогов в зависимости от условий добычи. Однако наша позиция фактически была проигнорирована.
Нормы кодекса были пролоббированы крупными нефтяными компаниями, работающими на богатых месторождениях Сибири с легкоизвлекаемыми пластами углеводородного сырья, которые не заинтересованы в дифференциации налогов. Так, например, налог на добычу полезных ископаемых стал одинаковым для нефтяных месторождений и с высокой, и с низкой себестоимостью добычи. Это привело к тому, что для низкодебетных скважин налоговая нагрузка увеличилась, а для высокопроизводительных — сократилась.

Попытки добиться введения поправочных коэффициентов, увязывающих ставку с геологическими условиями месторождений, Дума не поддержала. Объективно сложилась ситуация, когда федеральное законодательство пошло вразрез с экономическими интересами регионов, в частности, Татарстана, где условия добычи очень сложные. Структура остаточных запасов нефти во многих старых нефтедобывающих регионах России и нашей республике, в частности, такова, что 65% от их общего объема составляют трудноизвлекаемые и высоковязкие, а степень выработанности активных запасов превышает 88%. А это значит, условия добычи ухудшаются, увеличиваются издержки производства, повышается себестоимость продукции.
В результате Татарстан несет прямые убытки. Многие месторождения стали нерентабельными, их приходится закрывать. Возросла безработица в районах нефтедобычи. Все это стало возможным, «благодаря» процессу приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным и негибкости в целом федерального законодательства.

Сегодня сырьевая база России переживает не самые легкие времена. Величины прироста разведанных запасов, в структуре которых доминируют сведения, полученные за счет переоценки ранее открытых месторождений, неадекватны объемам добычи. По оценкам экспертов, при нынешнем уровне добычи и разведки нефти в России этого сырья хватит только на 20-25 лет. При этом учтено и наличие большого количества второстепенных месторождений с трудноизвлекаемыми запасами нефти, которые тоже могут быть задействованы. Однако реалии таковы, что в условиях действующей налоговой системы проведение огромного комплекса мероприятий с целью выработки остаточных запасов нереально. А, следовательно, регионы, обладающие таковыми запасами, теряют потенциал развития, скрытый в них. Судьба СРП Вместе с тем наработанная практика свидетельствует, что нефтедобыча может осуществляться на принципиально иных условиях. В течение длительного времени в Государственной Думе, и не только там, идет полемика в отношении судьбы закона, предусматривающего работу нефтяных компаний на условиях соглашений о разделе продукции.
Однако ныне действующий Налоговый кодекс Российской Федерации значительно ухудшает положение инвестора. Автоматически делает для него непривлекательным режим раздела продукции как при разработке новых, так и при эксплуатации старых месторождений.

Общеизвестно, что геологоразведочный процесс носит долгосрочный и инерционный характер, требующий огромных капитальных вложений. Главным привлекающим инвесторов фактором СРП выступает стабильность правовых и экологических условий на длительную перспективу, но как раз именно этого федеральный закон и не гарантирует. Татарстан, обладающий значительным количеством малых месторождений с трудноизвлекаемыми запасами, крайне заинтересован в принятии соглашений о разделе продукции. Это помогло бы нам привлечь и дополнительные инвестиции, и новые технологии зарубежных компаний, имеющих у себя месторождения со схожими характеристиками. Все это способствовало бы повышению отдачи нефтяных пластов, и как следствие, развитию экономики региона.
В целях дальнейшего совершенствования пользования недрами Государственным Советом Республики принят и Президентом Татарстана М.Ш.Шаймиевым в марте 2003 года подписан Закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Татарстан «О перечне участков недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях соглашений о разделе продукции».

В списке значатся 29 месторождений, характеризующихся сложным геологическим строением. Объемы низкопродуктивных месторождений, содержащих трудноизвлекаемые запасы нефти, варьируются в среднем от 1 до 10 млн тонн. Вовлечение в разработку таких месторождений имеет стратегическое значение для социально-экономического развития республики, в том числе, в части решения проблемы создания новых рабочих мест. Руководство Татарстана готово предложить одно из таких месторождений в качестве модельного, чтобы на практике проверить эффективность добычи нефти на условиях раздела продукции. Полученный опыт позволит разработать оптимальные механизмы функционирования соглашений о разделе продукции в масштабах всей страны.
Известно, что одна из бед нашей экономики — высокие и нестабильные налоги. Законодательство, направленное на развитие соглашений о разделе продукции, способствовало бы использованию при разработке месторождений гибкого и стабильного налогового режима.

Кроме того, начало разработки новых месторождений привело бы к росту спроса на продукцию российских предприятий, производящих оборудование, стабильному повышению доходов федерального, региональных и местных бюджетов, сокращению безработицы, увеличению доходов трудящихся. Особо следует подчеркнуть, что Закон Республики Татарстан «О перечне участков недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях соглашений о разделе продукции» появился отнюдь не случайно.
Хотя действующее федеральное законодательство давало право регионам самостоятельно распоряжаться судьбой месторождений с запасами до 25 млн тонн, механизм реализации этого положения исполнительной властью не был разработан. Нескончаемые дискуссии на эту тему не привели к желаемому результату. Фактически федеральный закон не действовал ранее, не действует он и сегодня

. Вот почему Татарстан, как один из наиболее авторитетных нефтяных регионов России, выступает активным сторонником скорейшего внедрения режима соглашения о разделе продукции. Каждый недропользователь в этом случае смог бы воспользоваться механизмом наибольшего благоприятствования добычи нефти с минимальной себестоимостью и максимальной нефтеотдачей на пользу себе и в целом государству. Политика ради экономики Сегодня Российская Федерация по добыче нефти является одной из ведущих стран мира, а по ее запасам занимает седьмое место. При этом нефть и газ, так же, как и в прошлом столетии, остаются одним из главных резервов развития Российского государства. И экономический рост, о котором много сейчас говорится, в основном будет определяться тем, насколько рачительно и эффективно Федерация станет распоряжаться этим, по сути, стратегическим потенциалом страны.
Успех на этом пути будет зависеть от многих факторов. Это и разумное законодательство в области налогообложения и поддержки нефтяной отрасли, и внедрение авангардных технологий в сфере добычи и переработки сырья, и, несомненно, учет специфики условий добычи нефти в различных уголках России, будь то Западно-Сибирский бассейн или Волго-Уральский регион.

Понимая это, у себя, в Татарстане, мы ведем постоянно поиск путей увеличения добычи «черного золота», разработки старых и освоения новых скважин, эффективной модернизации материально-технического оснащения нефтедобычи. Естественным следствием отношения республики к данной проблеме выступает тот факт, что наряду с крупнейшим нефтедобывающим предприятием республики ОАО «Татнефть» к жестким рыночным условиям адаптируются и малые нефтяные компании. Повышается уровень менеджмента и управления качеством, который в большей степени уже соответствует международным стандартам. К тому же в настоящее время ОАО «Татнефть» создает вертикально интегрированную компанию, которая предполагает не только добычу, но и переработку сырья, повышая тем самым ликвидность конечного продукта, ее добавленную стоимость и, следовательно, эффективность экономики республики. Так, в 2002 году был запущен базовый комплекс Нижнекамского НПЗ. Здесь будет достигнут самый высокий процент переработки нефти в России с выходом высококачественных масел, дизтоплива, аналогов которым в нашей стране пока просто нет. В настоящее время в нефтехимическом комплексе Татарстана сохраняется относительная самостоятельность, сдерживающая окончательную монополизацию нефтедобывающего сектора экономики. А как показывает мировая практика, монополии не сулят ничего хорошего никакой экономике, поскольку создание и сохранение цивилизованной конкурентной среды — это базовые ценности рыночной экономики.

www.speaker.tatarstan.ru

Нефть в законе

С принятием в России закона о нефти, концепцию которого планируется утвердить в декабре этого года, и у государства, и у самих нефтяников появятся четкие правила игры, сообщили «РГ» в минэнерго. Сам закон может заработать уже в 2010 году.

«Любая страна, добывающая хотя бы ведро нефти, имеет закон о нефти, а Россия — единственное государство, в котором такого закона нет», — обрисовал ситуацию президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. С ним согласен и вице-президент Московского международного нефтяного клуба, эксперт ООН Тогрул Багиров. По его мнению, говорить о том, что нефтяной рынок сейчас демонополизирован, нельзя. И государство только пытается навести здесь порядок. «Этот закон по меньшей мере даст нефтяникам ясность на будущее», — уверен Багиров.

Минэнерго уже разработало концепцию закона и техническое задание на разработку его проекта. Документы направлены в профильные ведомства на согласование. Этим занимается межведомственная рабочая группа при минэнерго. Когда этот процесс завершится, концепция и техзадание будут внесены в правительство для утверждения. И после одобрения планируется объявить тендер на разработку уже самого закона.

О самой концепции в министерстве пока говорят очень скупо, ссылаясь на то, что ее текст дорабатывается в других ведомствах. Однако корреспонденту «РГ» удалось выяснить, что нефтяной закон призван, в частности, регулировать вопросы освоения трудноизвлекаемых и остаточных запасов традиционного и нетрадиционных видов углеводородного сырья. В нем, возможно, заложат нормы, которые будут стимулировать эффективность нефтеотдачи скважин. Кроме того, как утверждают в министерстве, нефтяной закон необходим для систематизации отношений в нефтяном секторе, так как действующее законодательство не учитывает всех аспектов транспортировки нефти и нефтепродуктов.

В Федеральной антимонопольной службе уже изучили концепцию нового закона и даже одобрили ее, но с учетом своих предложений. «Они касаются трех основных пока не связанных законодательно пунктов нефтянки — скважин, систем транспортировки нефти и перерабатывающей отрасли, — рассказала «РГ» начальник Управления топливно-энергетического комплекса ФАС Елена Котелкина. — Сейчас эти сферы централизованно не контролируются. Они, к сожалению, регулируются различными подзаконными актами, где легко могут быть допущены нарушения». Но есть сферы, которые ФАС предлагает не включать в проект. Это реализация нефтепродуктов. Причина проста — такие вопросы касаются в основном торговли, регламентируют которую другие законы и правила.

Надо сказать, что в 1995 году в России уже принимали Закон «О нефти». Он прошел Госдуму, Совет Федерации, но не был подписан президентом, поскольку, как выяснилось, в нем были нестыковки с действующим тогда законодательством. Помня этот казус, эксперты сейчас в один голос советуют, прежде чем окончательно принимать закон, организовать его широкое обсуждение. Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов призывает быть осторожными в создании такого основополагающего для страны документа. «Хотелось бы, чтобы обсуждение и принятие закона положило начало некой традиции. Если мы говорим о неком подобии нефтяного кодекса, то надо провести основательную вдумчивую подготовку с участием всех заинтересованных сторон — правительства, бизнеса, экспертного сообщества», — уверен эксперт. Симонов надеется, что Министерство энергетики России может создать прецедент нового обсуждения фундаментальных проектов, которое должно проводиться публично и гласно.

Однако у еще не созданного закона уже есть не только сторонники, но и противники. По мнению оппонентов, в стране и так предостаточно законов, регулирующих ситуацию в нефтяном комплексе и противостоящих монополизму: «О недрах», «О естественных монополиях», «О защите конкуренции». Нефтянка в России, по их словам, не так уж сильно монополизирована, и оговаривать отдельным документом условия предоставления прав пользования недрами не следует. И лучше совершенствовать то, что есть, чем создавать новые законы. Среди сторонников такой точки зрения — и министерство природных ресурсов и экологии. Недавно оно официально объявило, что отказалось согласовать представленную концепцию закона о нефти.

В свою очередь в минэнерго предложили сравнить существующие законы «Об электроэнергетике» и «О недрах». В первом — четко прописаны компетенции государства на рынке электроэнергии. Во втором — этого нет. По словам заместителя министра энергетики Сергея Кудряшова, этот вакуум и должен заполнить планируемый закон. Судя по всему, новый документ еще вызовет немало споров. Что вполне закономерно. 40 процентов поступлений в бюджет приносит именно нефтяная отрасль. И для нее надо разработать такие взвешенные правила игры, чтобы не «зарезать курицу, несущую золотые яйца».

В Канаде правовые отношения в нефтяном комплексе регламентируются двумя основными законами — об углеводородных ресурсах и о деятельности в сфере нефти и газа. Первый рассматривает вопросы лицензирования, охраны окружающей среды, взаиморасчеты государства и недропользователей. Второй — регулирует добычу и транспортировку сырья.

В Великобритании закон о нефти был принят в 1964 году. Кроме него на госуровне действует еще закон о разработке нефтяных месторождений на море.

В Туркмении с мая 1993 года действует закон об углеводородных ресурсах. В Азербайджане нефтяные контракты о разделе продукции возведены в силу законов.

rg.ru

Смотрите еще:

  • Купля продажа яиц Бизнес идея: как заработать на продаже яиц? На продаже куриных яиц можно зарабатывать двумя способами. Один из них – перепродажа. Для этого необходимо иметь хотя бы легковой автомобиль, чтобы ездить на птицеферму и закупать яйца оптом. Затем их нужно отвезти на базар и продавать. Но если самому стоять за […]
  • 81 участок мировой суд Судебный участок №81 195248, Санкт-Петербург, пр. Энергетиков, д. 26 вторник четверг: с 10-00 до 13-00 с 14-00 до 17-00 Быстрый переход: Информация об участке Территориальная подсудность Реквизиты для оплаты пошлины Слушания дела Информация об участке Недоспасова Елена Сергеевна Егорова Анастасия […]
  • Адвокат для суда со страховой Автоюристы Москвы Любой нормальный автовладелец, послушно застраховав свой автомобиль по ОСАГО, да еще разорившись на страховку по КАСКО, живет с уверенностью в завтрашнем дне. Еще бы! Ведь в нашей стране сегодня отлаженно действует защита прав потребителей. Страхование автомобиля – одна из самых […]
  • Номер и дата приказа ставиться В трудовой не написали № приказа об увольнении и дату на основании которого был уволен Добрый день! Я был уволен по собственному желанию. В трудовой написали, что уволен по собственному желанию пункт 3 ст.77 трудового кодекса РФ. В трудовой книжке в графе "Наименование, дата и номер документа, на основании […]
  • Рэнди гейдж 7 духовных законов процветания Рэнди гейдж 7 духовных законов процветания "Семь духовных законов вашего процветания" Предисловие Лизы Джименез. Введение. Существует ли Бог на самом деле? Я хотел бы выразить особую благодарность Форду, Алисии и Синди из Prime Concepts Group, которые помогли осуществить этот проект столь быстро и […]
  • Законы о рыбалке в краснодарском крае Рыбалка. Информационный портал «LANDFISH» В Краснодарском крае введен весенний запрет на рыбалку В то время как в большинстве регионов России рыболовы ещё только ждут весеннего оживления клева из-подо льда, в Краснодарском крае рыба уже поднимается к нерестилищам. В этой связи в регионе с 1 марта введен […]
  • Пенсия в фмс Как устанавливается пенсия при двойном гражданстве Подписка на новости 15 мая 2015 В Новосибирской области проживают получатели пенсии, имеющие двойное гражданство. По сообщению управления Федеральной миграционной службы по Новосибирской области более 17-ти тысяч жителей нашего региона сообщили ФМС о […]
  • Соц пенсия инвалидам Социальная пенсия по инвалидности Социальная пенсия по инвалидности в соответствии со статьей 11 Федерального закона от 15.12.2001г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" назначается: Инвалидам 1, 2 и 3 группы, в том числе инвалидам с детства; Размеры социальной пенсии […]

Комментарии запрещены.